Макулатура
Статьи в тему!
WWW.DRUMNET.RU
              

ФОРУМ

НОВОСТИ

ОБЗОРЫ

БАРАБАНЩИКИ

ПРОИЗВОДИТЕЛИ

ЮМОР
Школа игры на барабанах Видеошколы Книги\Ноты Минусовки Видео Каверы Фестивали Журналы Объявления Новости и статьи
Статьи
Статьи
Новые минусовки
Mike Terrana: «Учиться никогда не поздно!»

Один из самых уважаемых «тяжелых» барабанщиков в музыкальном мире, американец Майк неплохо чувствует себя в Германии, где он сейчас работает и проживает. В Штатах он играл с Ингви Мальмстином (Yngwie Malmsteen) и Тони МакАлпайном (Tony McAlpine). С последним он даже записал инструментальный альбом. В Европе Майк присоединился к группе RAGE, с которой успел уже дважды побывать в России, а также создал несколько сайд-проектов: DRIVEN, TABOO VOODOO и другие. Весной этого года Террана вновь посетит нашу страну, правда, в несколько иной ипостаси. Ведь в активе музыканта, помимо 15 записанных с его участием альбомов, имеются две хорошо известные в кругу специалистов видеошколы, а также около ста (!) проведенных мастер-классов, с которыми он исколесил всю Европу и Северную Америку. И вот вслед за Греггом Биссонеттом, с большим успехом выступившим в рамках Zildjian Day, Майк Террана впервые проведет уроки мастерства 17 мая в Центральном Доме Художника и тем самым даст старт первому Premier DRUMMER DAY в России. В преддверии этого знаменательного события мы предлагаем вашему вниманию интервью с Майком, в котором он рассказал о своих первых шагах в рок-музыке, старых и новых проектах, музыкальных предпочтениях и взгляде на современный шоу-бизнес.


Террана как Музыкант

— Пожалуй, начнем с общих вопросов, с «корней»… Майк, с высоты своего опыта, ты можешь точно сказать, что явилось твоей «барабанной» школой — какие именно музыканты повлияли на твой стиль?

— О? К. Когда я подрастал и только начинал кое-что понимать в музыке, то слушал очень разных барабанщиков: Нила Перта (Neil Peart), Бадди Рича (Buddy Rich), Йена Пэйса (Ian Paice), Кози Пауэлла (Cozy Powell). Уже взрослея, я увлекся музыкантами, играющими с двойным «басом», — это Томми Олдридж (Tommy Aldridge), Тэрри Боззио (Terry Bozzio), Саймон Филлипс (Simon Phillips)… Хочу сказать, что я не являюсь музыкантом «подражательного» типа, я учусь все время сам и не особо «прибиваюсь» к конкретному стилю. Я слушаю очень разных ударников — джазовых, роковых, фьюжн, каких угодно, даже попсовых, если они классные…

— А когда ты начинал, разве у тебя не было кумира, на которого ты хотел бы быть похожим?..

— Ну… Я никогда не идеализировал какого-то конкретного барабанщика. Мне нравилось столько разных музыкантов, что для меня было действительно сложно выбрать одного. Но я уже давно точно знал… может быть, лет в 12-13, что буду рок-барабанщиком.

— В довольно юном возрасте ты переиграл в огромном количестве проектов. Какой был самым определяющим для тебя в плане опыта: когда ты понял, что значит быть музыкантом, втянуться в музыку по уши и испытать все позитивные и негативные аспекты барабанной жизни?

— Я бы ответил, что это была группа, в которую я попал, когда мне было 24 года. С ней состоялась моя первая студийная запись… Они назывались HANOVER FIST и были из Торонто, Канада. У них был собственный настоящий автобус для турне. Мы подписали контракт на запись. Мне заплатили деньги, первый раз! Было интересно: тебе платят деньги за музыку, это чудо… По возвращении мы узнали, что альбом вообще никто не покупал, и лэйбл нас вышвырнул к черту. Вот так я и узнал, каким отвратительным может быть бизнес! Ха-ха-ха!

— Ты — один из самых влиятельных барабанщиков, это и так понятно. У тебя наверняка много последователей и поклонников… я сама знаю нескольких… и один из них очень просил поинтересоваться у тебя: выпускал ли ты что-либо вроде школы игры на барабанах… или видео… ну, что-то в «помощь начинающему музыканту»

— Да, у меня вышло два видео. Одно — в Америке, не уверен, можно ли его найти в России… Еще я записал видеоинструкцию по игре на установке с двумя «бочками», продолжительностью порядка двух с половиной часов, там очень много полезной информации. Это видео можно купить через мой сайт. Еще я выпускал соло-диски, которые тоже могут быть интересны тем, кто учится играть на барабанах. Там чисто инструментальная музыка, записанная с разными музыкантами.

— Ты сам, кстати, сочинял музыку когда-нибудь?

— Ну, да… Последнее время я в это дело вообще начал втягиваться. В прошлом году я наконец-то приступил к изучению игры на пианино. И даже освоил несколько классических пьесок, немного научился разбираться в структуре аккордов и тому подобных штуках. На последнем альбоме RAGE я тоже кое-что добавил своего… Для новой пластинки у меня даже припасено несколько «демок» с собственными композициями, но я не уверен, захочет ли группа их… ха!.. исполнить! Но даже если они не настолько крутые… это не страшно, я ведь только начинаю. Думаю, в будущем я что-нибудь напишу достойное. Сейчас я пока учусь. Замечательный совет молодым барабанщикам, которые хотят чего-либо добиться: все время продолжайте учиться! Учиться никогда не поздно, особенно если это помогает твоему развитию… И самое главное — если ты играешь на барабанах, тебе обязательно надо освоить другой инструмент, клавиши или гитару, чтобы понять структуру мелодии, чтобы уметь писать музыку. Только тогда ты можешь считать себя музыкантом.

— А если когда-нибудь ты решишься на альбом, состоящий из собственных песен, — в каком он может быть стиле? Металл? Или что-нибудь новенькое?

— Интересно. Я не знаю, запишу ли я металл-альбом. Потому что я уже достаточно много их поназаписывал. Какую музыку я буду сочинять? Сейчас, например, я пишу очень… как бы это помягче выразиться, ха-ха-ха!.. стра-а-а-анную музыку, о-о-очень странную. Я не думаю, что кому-либо она понравится. А в будущем — не знаю, может, что-нибудь тяжеленькое… но вряд ли это будет heavy metal. Интересно записать музыку для очень разных людей, ведь если будешь «валить» все в одном стиле, тебя немногие услышат. Мне всегда нравились люди, которые пишут в совершенно разной стилистике — Робби Уильямс (Robbie Williams), Стинг (Sting)… И эта музыка популярна везде. И она просто красивая.


Террана как часть RAGE

— Когда ты попал в RAGE, ты переехал в Германию. Как ты вообще оказался в Европе — из-за RAGE или по каким-то иным причинам?

— На самом деле я уже проживал в Германии до того, как присоединился к RAGE. Я переехал в Европу около двух с половиной лет назад. Я жил в Голландии около шести месяцев, — там у меня были проекты, а затем мне пришлось переехать в Гамбург, в Германию, чтобы работать с Роландом Граповом (Roland Grapow), гитаристом HELLOWEEN. И я записывался с ними… До того как я втянулся во все свои проекты, я отыграл несколько шоу с GAMMA RAY. Я барабанил у них, потому что их собственный ударник попал в аварию на мотоцикле и повредил руку. Потом вдруг неожиданно распался «старый вариант» RAGE, многие участники группы ушли, и мне позвонил их менеджер, спросил: не хочу ли я к ним присоединиться. Я согласился.

— Нынешний состав RAGE весьма интернационален. Как вы общаетесь, интересно? Легко ли тебе учить немецкий и как продвигается процесс?

— Я тебе честно скажу: я с ними вообще не разговариваю. Ха-ха! Нет, я шучу.

— А на самом деле…

— На самом деле это они со мной не разговаривают! Ха-ха-ха! Ну, возможно, мой немецкий не такой уж и хороший, и русский тоже, — я вообще ничего по-русски не знаю. Поэтому, когда они хотят со мной поговорить, им остается только — английский. Хотя я уже довольно сносно понимаю немецкий. Возможно, в будущем я буду неплохо шпарить по-немецки, но пока я общаюсь на родном языке… К величайшему сожалению остальных парней. Но это не так уж и плохо. Они классно говорят по-английски. Молодцы!

— Опираясь на свой богатый «гастрольный» опыт с RAGE, ты можешь сказать, в чем состоит принципиальная разница между аудиторией в Европе и Штатах?

— Да, я чувствую огромную разницу. Особенно в том, что касается хард-рока и металл-музыки. Эти стили практически мертвы в Америке. Если ты обращала внимание, проект DRIVEN выдержан в более современном, «американском» стиле, вроде modern metal. И это, возможно, «покатило бы» в Штатах, где такие группы, как RAGE и другие, играющие традиционный металл, уже не популярны. Еще я заметил, что американская аудитория более… как бы слово подобрать соответствующее… более пресыщенная… То есть они уже много всего перевидали, переслушали, и им уже скучно, видите ли… Европейцы более заинтересованы в том, чтобы увидеть «живое» шоу, им нравится в нем участвовать. От общения с музыкантами они получают большее удовольствие. Я так говорю не потому, что сейчас живу в Европе, я так считал и тогда, когда жил еще в Штатах.

— Недавно ты участвовал в записи альбома Виктора Смольского, который он записывал вместе с Белорусским симфоническим оркестром. Тебя, как закоренелого «тяжелого» драммера, не покоробила перспектива сделать что-то симфоническое? Вообще, каковы были впечатления?

— Очень странно было, когда Виктор пригласил меня поучаствовать в этом проекте, потому что я раньше никогда не играл с оркестром. Это была симфония его отца, белорусского композитора Смольского — причем очень крутая симфония, если я все правильно понял. Думаю, этот проект значил для Виктора очень много, так как, насколько я знаю, он давно пишет подобную музыку и наконец-то смог связать все свои идеи в одну концепцию. И еще — мне понравилось работать над проектом — это было что-то совершенно новое, да и сама концепция была весьма интересна: про сожжение ведьм и всяческие штуки из средневековой Европы. Мало того, Виктор позволил мне написать кое-какие стихи для музыки — я не только играл на барабанах, но и озвучивал кое-что. Вообще, это интересно для меня было. Оркестр звучит не так направленно, как рок-группа, музыка просто витает в воздухе, ее надо уметь чувствовать. Очень вызывающе, очень нестандартно, мне было страшно прикольно участвовать в создании этого произведения искусства.

— Каково твое мнение по поводу «традиционного» металла? Ты не думаешь, что традиционность может когда-нибудь сыграть отрицательную роль… и, вообще, к чему движется этот стиль, должен ли он, по-твоему, как-то меняться, или он останется востребованным и так?

— По-моему, эта музыка будет двигаться в каких-то новых направлениях. Иногда я думаю, что истинный, традиционный металл становится немного однообразным (для меня многое звучит одинаково), да и сам рынок сужается. Но, тем не менее, есть много новых групп, которые хотят играть независимо от того, востребована их музыка или нет. Я не могу сказать точно: куда все это приведет. Но я знаю, что музыканты должны давать людям то, что от них ожидают. Сама подумай, если RAGE решат звучать «модно-современно» и выдадут альбомчик в духе LIMP BIZKIT, народ же будет страшно разочарован! Ха-ха! Мы же всех фанатов растеряем! Поэтому с RAGE мы решили двигаться вперед, в будущее, немного меняя сам звук, но не сильно «сдвигая» основы, не уходя от того, что нравится в нас фанатам… Так как все, что им в нас нравится, — это и есть RAGE. В других же проектах я хочу ступить за рамки, заглянув в будущее. Лично мне очень нравятся новые металл-группы вроде PAPA ROACH и KOЯN, по-моему, они молодцы.


Террана как часть DRIVEN

— Что ты можешь рассказать о своем последнем проекте DRIVEN?

— Я жил в Германии… И года полтора назад люди из MTM Records, — это компания, которая базируется в Германии, — спросили меня, не будет ли мне интересно собрать группу, играющую пауэр-металл. Я ответил: «Да, с превеликим удовольствием, это круто!» Я попробовал привлечь к проекту интересных мне европейских музыкантов, но в результате так и не смог никого найти: у одних времени не было, другим было глубоко на все плевать, некоторым просто не нравилось само музыкальное направление. Позже, во время отдыха в Лос-Анджелесе, я встретился со своим другом-басистом, который раньше играл для Тони Мак- Алпайна (Tony McAlpine), — его зовут Лэрри Дэннисон (Larry Dennison). Тогда он работал с гитаристом DIO Tracy G, они вместе играли с DIO и работали над собственным проектом, а Лэрри, кроме этого, играл еще в трех-четырех группах Лос-Анджелеса. Он обратился ко мне: «Слушай, у нас с Трэйси и остальными парнями есть крутое демо, очень классная музыка, только одна проблема — драммера нет». — «Ух ты, это интересно! У меня как раз есть контракт на запись, только группы нет!» Когда я услышал их музыку, подумал, что она очень агрессивна… и очень современна. И я решил, что будет интересно подписать контракт именно с этой группой. Я вернулся в Германию с демо, поставил его людям с MTM — и им понравилось. Через пару месяцев я уже был снова в Лос-Анджелесе — и мы записали альбом! Не знаю, понравится ли тебе? Он не похож на RAGE. Там нечто напоминающее молодую американскую тяжелую музыку, которая сейчас жутко популярна. Но мне это интересно. Я всегда любил экспериментировать, всегда хотел двигаться вперед, перепробовать все стили музыки.

— Ты работал со многими группами. А что является главным стимулом твоего появления в той или иной команде — соответствие их музыки твоим вкусам или же сами люди, с которыми тебе просто интересно работать и общаться?

— Да, скорее, люди… Но мне еще и музыка должна нравиться, это очень важно. Думаю, многие люди меня приглашают только потому, что я могу играть с двумя «бочками» и играть довольно сложные стили — наполовину progressive, наполовину metal. После того как я поработал с Ингви (Malmsteen), я заработал себе определенное имя в музыкальном мире, после чего меня начали заваливать всевозможными предложениями, приглашениями поработать студийным барабанщиком, и мне это приятно, для меня большая честь — знать, что я кому-то нужен. Это здорово, и мне нравится работать с разными музыкантами, разными стилями. Это очень интересно.

— Значит ли это, что у тебя не было ситуаций, когда ты работал с группой, которая играла музыку, вызывающую у тебя дикий восторг, но при этом не очень ладил с музыкантами как с людьми? Ведь сам человек и его творчество — не всегда одно и то же…

… -Да. Это интересный вопрос. Все группы разные. Каждая музыкальная ситуация уникальна. И очень трудно из всего выжимать только лучшее — человеческие взаимоотношения, вообще очень сложная вещь… Иногда музыка гениальна, а люди… ты с ними не очень-то ладишь. Бывает, музыка оставляет желать лучшего, но народ уж больно душевный, жаль с ними расставаться! Ха-ха-ха! А иногда играешь музыку, которая обалденно крутая, а звукозаписывающим компаниям она совершенно не нравится, и никто тебе не дает денег, чтобы записать ее. То есть складываются разные ситуации — иногда бывает прикольно, а иногда — совсем не смешно. Ха-ха-ха! Видишь, вот сейчас, например, это прикольно!

— Ну что ж, Майк, спасибо за интересный разговор и до скорой встречи в Москве на PREMIER DRUMMER DAY.

— Увидимся!


Интервью предоставлено «Музыкальной газетой»


Добавлено: 01-05-2003
 
© 2003-2021
Вопросы по сотрудничеству направляйте на адрес ad@drumnet.ru
Копирование материалов сайта DRUMNET.RU разрешено только при указании активной ссылки на https://drumnet.ru/