Макулатура
Статьи в тему!
WWW.DRUMNET.RU
              

ФОРУМ

НОВОСТИ

ОБЗОРЫ

БАРАБАНЩИКИ

ПРОИЗВОДИТЕЛИ

ЮМОР
Школа игры на барабанах Видеошколы Книги\Ноты Минусовки Видео Каверы Фестивали Журналы Объявления Новости и статьи
Статьи
Статьи
Новые минусовки
Steve Jordan
Steve Jordan

Стив Джордан в какой-то степени относится к подводной, невидимой части айсберга музыкального бизнеса. Один из самых одаренных барабанщиков своего времени, Стив сделал еще и очень серьезную карьеру в качестве продюсера и сонграйтера. Его имя никогда не гремело так, как имена его коллег, ставших идолами современного барабанного искусства: Стива Гэдда (Steve Gadd), Билли Кобэма (Billy Cobham), Винни Колаюты (Vinnie Colaiuta), что никак не умаляет его достижений в этой области. Видимо, это связано с тем, что Джордан большую часть своего времени посвящает студийной работе. И его послужной список тому лишнее свидетельство. Его барабаны звучат на пластинках Стиви Уандера (Stevie Wonder), Рода Стюарта (Rod Stewart), Джорджа Бенсона (George Benson), Чаки Кана (Chaka Кhan), Тома Джонса (Tom Jones), Ареты Франклин (Aretha Franklin) и многих, многих других, не менее именитых исполнителей, он записывал саундтрэки к сотням кинофильмов, среди последних — «Shaf» (2000), «Baby Boy» (2001), участвовал в таких концертах, как USA For Africa (с известной песней «We Are The World»), а также в концерте в поддержку Нельсона Манделы в Центральном Парке Нью-Йорка. Кроме того, структура американского шоу-бизнеса оставляет вне поля публичной видимости, на мой взгляд, ключевые фигуры продюсера и сонграйтера, а это едва ли не основной вид деятельности нашего героя. Стив Джордан продюсировал альбомы Дона Хенли (Don Henley) (экс-EAGLES), Букера Т. (Booker T.), Кита Ричардса (Keith Richards), удостоенный премии Grammy альбом Роберта Крэя (Robert Cray) 1999 года «Take Your Shoes Off» и сотни других. Он активно сотрудничает с телевизионными компаниями (Bob Marley TNT tribute) и театрами (SmartSounds Rainforest Alliance benefit shows at New York?s Beacon Theater) в качестве музыкального директора. Он аранжирует (хит Pretenders 1986 года «Don?t Get Me Wrong»), его песни исполняют Дон Хенли и Кит Ричардс. Стив Джордан чрезвычайно разносторонний музыкант. Кроме поп- и рок-музыки он играет джаз, фьюжн и даже классику. В послужном списке музыканта сотрудничество с THE Brecker Brothers, Джоном Скофилдом (John Scofield), Дэвидом Сэнборном (David Sanborn) и многими другими.

Предлагаемая вашему вниманию беседа состоялась 31 января по телефону.


MUSIC BOX: Добрый день, мистер Джордан. Я очень рад, что у меня есть шанс побеседовать с Вами, так как я Ваш коллега, и, прочитав Вашу биографию, обнаружил много общего с моей. Я тоже получил классическое образование, а затем стал заниматься джазом. Я тоже много записываюсь для кино. И, я думаю, мы с Вами приблизительно одного возраста. Кстати, сколько Вам лет?

STEVE JORDAN: Мне за сорок. Вообще, интересно, я ожидал просто журналиста.

MB: Предлагаю начать с Вашего детства. Когда Вы стали заниматься музыкой, были ли барабаны Вашим первым инструментом?

SJ: Я начал играть еще в школе, брал частные уроки и играл в школьном оркестре, в основном, марши на малом барабане. Потом мне все это порядком надоело, и я на время забросил занятия, увлекся спортом. В старших классах я стал интересоваться поп-музыкой и потихоньку играть в местных группах.

MB: А какая музыка увлекла Вас тогда?

SJ: Это была музыка, выпускавшаяся на фирме Motown: Марвин Гей (Marvin Gaye), Глэдис Найт (Gladis Knight), THE SUPREMES и другие. А когда я увидел THE BEATLES, это перевернуло всю мою жизнь. Я думаю, каждый второй музыкант скажет то же самое.

MB: Так Вы видели «битлов» живьем?

SJ: Нет, нет, это было телевизионное шоу.

MB: И что было потом?

SJ: Я еще интересовался классической музыкой, поэтому поступил в High School of Music and Art. Там изучал классические ударные инструменты и прошел очень серьезную школу игры на малом барабане, но специализировался я на литаврах.

MB: А как насчет ксилофона, вибрафона?

SJ: Да, я играл на этих инструментах, но это не было моим коньком.

MB: Стив, как и когда началась Ваша профессиональная карьера?

SJ: В Нью-Йорке я много ходил по разным клубам, старался везде показаться, поиграть. Постепенно люди начали меня узнавать, приглашать на работу. Тогда я больше играл джаз.

MB: С кем из известных джазовых исполнителей Вас свела судьба в начале карьеры?

SJ: Одним из первых был Стив Гроссман (Steve Grossman), потом я записался на пластинке Джэки МакКлина (Jackie McLean), был членом ансамбля Хэрби Мэнна (Herbie Mann).

MB: А сейчас Вы продолжаете играть джаз?

SJ: Практически нет, очень редко. Я люблю эту музыку, но, к сожалению, слишком занят другими вещами. Но в начале восьмидесятых мне довелось играть с Сонни Роллинсом (Sonny Rollins). Это на всю жизнь! Он человек невероятной энергетики. Я даже гастролировал с ним по Америке.

MB: Стив, расскажите, пожалуйста, как Вы попали в шоу-бизнес, как начали записываться с ведущими поп-исполнителями, сочинять, продюсировать?

SJ: Все это происходило как бы само собой. Я встречал музыкантов, единомышленников, уровень моей игры рос, меня начали приглашать, и пошло-поехало. В 1979 году я записал сингл Руперта Холмса (Rupert Holmes) «Escape (The Pina Colada Song)» , который стал большим хитом, а до этого, в 1978 году, альбом «Is It Still Good To Ya» Эшфорда и Симпсона (Ashford & Simpson), впоследствии ставший классикой R&B. Это значительно продвинуло мою карьеру. В те же годы я начал писать и продюсировать.

МВ: Должен сказать, что институт продюсерства — вещь довольно новая для России. В советское время продюсеров не было вообще. Да и сегодня это довольно расплывчатое понятие. Не могли бы Вы рассказать подробно о работе продюсера. Давайте смоделируем ситуацию. Допустим, Вам звонит человек и просит стать продюсером его альбома. Что Вы делаете? Расскажите, пожалуйста, все подробно, шаг за шагом.

SJ: О. К. Для начала я должен выяснить: кто артист (или группа), может ли это в принципе быть мне интересно, компетентен ли я в этой музыке. Обычно у исполнителя есть демонстрационная кассета, которую я слушаю и решаю, есть ли смысл этим заниматься.

MB: А какими критериями Вы руководствуетесь, принимая то или иное решение?

SJ: Во-первых, это должно мне нравиться. И поскольку впоследствии альбом должен продаваться, я рассматриваю музыку с коммерческой точки зрения. Это и актуальность стилистики, исполнительский уровень, возможности дистрибуции, круг потенциальных потребителей продукции и т.д. Если музыка удовлетворяет этим параметрам, я начинаю работу. Первым делом тщательно отбирается каждая песня. Возможно, что-то из написанного не войдет в будущий альбом.

MB: Это с Вашей точки зрения. А если исполнитель с Вами не согласен, если он считает, что песня хороша?

SJ: Если человек звонит мне, это предполагает, что он доверяет моему вкусу и опыту. Но, в любом случае, это вопрос индивидуальный и тонкий. Я могу предложить что-то переделать. Но если я категорически против, а артист не согласен со мной, дело может расстроиться. Так тоже бывает.

MB: Хорошо, что же дальше?

SJ: Дальше начинается работа над аранжировкой. Иногда я полностью переделываю то, что на демо кассете, иногда оставляю все, как есть, иногда что-то добавляю. Очень важный момент — длина песни. Это корректируется почти всегда. Количество куплетов, количество повторов, вступление, кода. Затем я работаю с текстом.

MB: Вы сами пишете тексты песен?

SJ: Своих — да. И мой опыт подсказывает, как надо поступить в тех или иных случаях. Так вот, когда все эти вопросы решены, определен состав инструментов, я начинаю подбор исполнителей.

MB: Стоп, стоп. Я понимаю, если это певец или певица, а если это группа со стабильным составом?

SJ: Не имеет значения. В записи могут принять участие совершенно другие исполнители-инструменталисты, если я сочту это необходимым, но не факт, что все музыканты из основного состава останутся не у дел. Все диктуется музыкальными задачами. Я сам могу записать барабаны.

MB: Вы делаете это всегда?

SJ: Нет, только если чувствую, что справлюсь с этим лучше, чем кто-либо другой. Иногда я сам записываю бас или гитару.

MB: Похоже, что Вы играете на всем!

SJ: Нет, не на всем, но могу записать и клавишные. Это проще, так как я знаю свою аранжировку. После того как подобран состав исполнителей, я начинаю думать о студии и звукорежиссере, который мог бы хорошо записать такого рода проект. И еще в мои обязанности входит правильно составить бюджет проекта, что немаловажно.

MB: А как происходит сама запись.

SJ: Я работаю над звуком. На это уходит много времени. Но обычно, когда я подбираю музыкантов, у меня в голове уже есть конкретные звуки, которые я связываю с тем или иным музыкантом: гитаристом, клавишником и т.д. Много времени уходит на достижение нужных тембров барабанов.

MB: Можно поподробнее о Вашем подходе к работе в студии в качестве барабанщика?

SJ: На первом месте — звук. Я сторонник старой, аналоговой системы записи. Для меня она звучит более естественно. Я могу подолгу демпфировать барабаны, подбирать нужные тарелки и т.д. Затем во время записи я обязательно корректирую барабанную партию, так как невозможно все предусмотреть заранее, что-то обязательно будет звучать не так, как хотелось бы. Но главное — это грув, настроение. Если этого нет — все остальное не имеет смысла.

MB: Барабанами какой фирмы Вы пользуетесь?

SJ: У меня контракт с фирмой Yamaha с конца семидесятых годов. Я считаю, что это лучшие барабаны. Они пригодны практически для любой музыки. Еще я люблю старые барабаны Gretsch, старый Ludwig.

MB: Я знаю, что Вы разработали собственную модель барабанов для Yamaha — Club Jordan Cocktail Drum Set. Как Вы пришли к этому?

SJ: Это интересная история. Все началось в сороковые-пятидесятые годы. В то время существовала специальная лицензия для клубов, которые хотели функционировать в полном объеме, то есть иметь полноценную сцену, рояль, приглашать большие ансамбли. Именно тогда появилось понятие cocktail drum kit, так как барабанщики не имели возможности пользоваться полной ударной установкой. Этот комплект представлял собой малый барабан, к стойке которого прикреплялась тарелка, ков белл, может быть, вуд блок. Играли стоя. И хотя сейчас это все уже в прошлом, маленькие комплекты, все равно, актуальны для тех, кто ежедневно трудится в небольших клубах и кафе. Это натолкнуло меня на мысль о создании нового варианта cocktail drum set. И этот комплект стал очень популярен среди барабанщиков.

MB: Да, я знаю. Давайте поговорим о барабанной технике.

SJ: Все, что я могу сказать — это нет ничего важнее ритма. Если он есть — порядок, если нет — никакая техника не спасет. Хотя я посвятил много времени занятиям на малом барабане и благодаря своему образованию могу прийти в студию и с листа сыграть сложную партию, все равно, на первом месте — правильное ощущение музыки. Без ритма она будет себя плохо чувствовать.

MB: Кто из барабанщиков повлиял на формирование Вашей манеры игры?

SJ: Во-первых, Тони Уильямс (Tony Williams). То же самое Вам скажут и миллионы барабанщиков во всем мире. Я очень люблю тех, кто держал ритм для Motown. Это и Клайд Стабблфилд (Clyde Stubbl-field), и Зигабу Моделисте (Zigaboo Mode-liste). Дэвид Гарибальди (David Ga-ribaldi) из TOWER OF POWER очень хорош.

MB: Давайте вернемся к нашему виртуальному проекту. Мы остановились на том моменте, когда музыку пора сводить. Что Вы скажете об этом?

SJ: Сведение — момент очень ответственный. Именно после сведения Вы получаете конечный продукт. Сведение требует огромной концентрации, но, с другой стороны, это нельзя делать много часов подряд, так как для успешной работы необходима свежесть восприятия.

MB: Когда уже все готово, занимаетесь ли Вы дальнейшим продвижением записи? Я имею в виду поиски контракта со звукозаписывающей компанией.

SJ: Это зависит от степени моей заинтересованности в проекте. Но, как правило, я занимаюсь вещами, которые мне стопроцентно интересны. А это значит, что я становлюсь равноправным соавтором, лицом, не менее других заинтересованным в дальнейшей судьбе проекта. И, конечно, я предлагаю записанную музыку компаниям, с которыми я имею многолетние контакты, которые могут заинтересоваться подобного рода музыкой.

MB: Стив, Вы были одним из основателей знаменитого WORLD?S MOST DANGEROUS BAND (WMDB)*. Расскажите об этом подробнее.

SJ: До WMDB я сотрудничал с блюзовой командой, в которой играли Уил Ли (Will Lee) на басу и Хайрам Буллок (Hiram Bullock) на гитаре. Затем мы разошлись, и в тот момент (1981 год), когда я был занят всякой писаниной для очередного проекта, мне позвонили сразу два человека с одним предложением. Первый — легендарный саксофонист Том Скотт (Tom Scott), который сказал, что Леттерман ищет бэнд для своего шоу, и не хочу ли я принять участие в его создании и продюсировании проекта, а затем — Пол Шейфер, с которым я записывался в составе Blues Brother. Я согласился. Тогда Пол поинтересовался, кого бы я хотел видеть в ансамбле. Я сказал, что тут и думать нечего: Уил и Хайрам свободны, плюс ты на клавишах! Мы стали репетировать. Это был супербэнд! За пять лет работы, мы играли с Джеймсом Брауном (James Brown), Эриком Клэптоном (Eric Clapton), Уитни Хьюстон (Whitney Houston), Эдди ВанХаленом (Eddie VanHalen) и многими другими.

MB: А как Ваша песня попала на альбом ROLLING STONES?

SJ: Я работал с Китом Ричардсом над его первым альбомом «Talk Is Cheap» (1988), будучи членом его группы X-pensive Winos. Мы приготовили много материала, и одна из песен («Almost Hear You Sigh») не вошла в этот альбом (просто для нее не хватило места). Мы показали ее Джаггеру, и он взял песню в альбом Stones 1989 года «Steel Wheels».

MB: Как работалось на записи с Майклом Джексоном (Michael Jackson)?

SJ: Майкл замечательный артист. Работать с ним — одно удовольствие. Он точно знает, что хочет. Я записал с ним несколько песен, но, к сожалению, ни одна из них не вошла ни в какой альбом. Я не знаю, почему. Как мне казалось, там была одна, которая могла бы стать хитом. Но, видимо, у Майкла было свое мнение на этот счет. Возможно, кое-что из этого материала появится в очередном фильме или еще где-нибудь.

MB: Стив, Вы были членом группы Стива Гэдда Stuff. Как это происходило? Вы просто заменяли Гэдда, когда он был занят?

SJ: На самом деле в группе было три барабанщика — Гэдд (основной), Крис Паркер (Chris Parker) и я. Когда Stuff выезжала на гастроли, обычно Гэдд играл первые несколько шоу, затем приезжал Паркер, и за ним несколько шоу играл я, а заканчивал тур снова Стив. С этой командой мне довелось аккомпанировать Джо Коккеру (Joe Cocker) в его гастрольном туре по США. Это было великолепно.

MB: Как Вы чувствовали себя в компании таких звезд джаза, как братья Бреккер, Майк Маниери (Mike Mainieri)?

SJ: Когда Майкл и Рэнди пригласили меня в свою группу в конце семидесятых, я очень волновался. Музыку ансамбля я знал довольно хорошо, так как всегда был их фэном и изучал их пластинки. Мне, конечно же, хотелось произвести на них впечатление. Я старался сыграть побольше интересных «фишек». Может быть, что-то было лишним, но, тем не менее, это было не в ущерб груву. Я никогда не пожертвую ритмом ради каких-то сложных трюков. Недавно я тоже записывался с ними. А с Майком Маниери мы вместе играли в ансамбле ARISTA ALL STARS, ездили на фестиваль в Монтре. Он потрясающий музыкант и очень приятный парень.

MB: Стив, Вы работали с легендарным певцом Джоном Фогерти (John Fogerty).

SJ: Джон долгое время не занимался музыкой. После распада CREEDENCE он ушел из этого бизнеса, а в конце восьмидесятых его уже взрослый сын, не подозревавший о былой популярности отца, случайно обнаружил одну из старых пластинок группы, пришел в дикий восторг и уговорил отца вернуться в музыку. Тогда-то мы и встретились. Джон один из моих любимых музыкантов.

MB: Кого бы Вы назвали в числе своих любимых бас-гитаристов?

SJ: Я фанат музыки Motown, и мой любимый басист на все времена — Джеймс Джеймерсон (James Jamerson). Он революционер в области игры на Fender Bass. Все пошло от него — и Пол Джексон (Paul Jackson), и Джако (Jaco Pastorius).

MB: И еще один традиционный вопрос. Ваши планы на будущее.

SJ: Я продолжаю ежедневную работу. Готовятся к выходу мои продюсерские работы с Патти Скалфа (Patti Scialfa) и с THE JON SPENCER BLUES EXPLOSION, записи с Пино Палладино (Pino Palladino) и Меган Восс (Megan Voss). Планов много.

MB: Спасибо, Стив. Остается добавить, что российские музыканты (особенно барабанщики) знают Вас, и, надеюсь, с удовольствием прочитают это интервью. Желаем успехов!


Автор благодарит S.B.A./Gala Records — официального представителя компании EMI в России за помощь в подготовке материала.


Добавлено: 01-05-2002
 
© 2003-2021
Вопросы по сотрудничеству направляйте на адрес ad@drumnet.ru
Копирование материалов сайта DRUMNET.RU разрешено только при указании активной ссылки на https://drumnet.ru/