Макулатура
Статьи в тему!
WWW.DRUMNET.RU
              

ФОРУМ

НОВОСТИ

ОБЗОРЫ

БАРАБАНЩИКИ

ПРОИЗВОДИТЕЛИ

ЮМОР
Школа игры на барабанах Видеошколы Книги\Ноты Минусовки Видео Каверы Фестивали Журналы Объявления Новости и статьи
Статьи
Статьи
Новые минусовки
Билл Бруфорд (Bill Bruford)
1 страница
[ 1 ] 2
вперед

интервью подготовил - Джой Уильямс
перевод - Евгений Рябой

В возрасте 18 лет Билл Бруфорд (Bill Bruford) стал членом одной из самых выдающихся прогрессив-рок групп семидесятых - YES. YES сочетали в себе инструментальную виртуозность, неоклассическую квази-сюитную форму и трехголосный вокал в высоком регистре. Все это формировало единое целое. Критики назвали это неуместной снисходительностью высокого полета, но тем не менее публике эта музыка пришлась по вкусу. Бруфорд всегда хотел играть на ударных в джазовом ансамбле, и, по причине серьезных конфликтов в группе на почве лидерства и направлений развития стилистики, в 1972 году он ушел в группу KING CRIMSON, гораздо менее популярный ансамбль, который, тем не менее, задал тон британскому арт-року. Когда, устав от арт-рока, лидер группы Роберт Фрипп (Robert Fripp) в 1974 году распустил группу, Бруфорд сформировал свой ансамбль, который так и не приобрел статус коммерчески успешного. В то же время Билл развил активную деятельность в качестве сессионного музыканта.

В 1981 году KING CRIMSON собрались снова и в 1984 опять распались. В 1986 Бруфорд был приглашен в GENESIS, еще один знаменитый английский арт-рок ансамбль. Он сменил за барабанами Фила Коллинза (Phil Collins) в туре, продолжавшемся с марта по ноябрь. Билл считает это своей большой ошибкой. После этого он создал джаз-комбо под названием BILL BRUFORD'S EARTHWORKS, затем гастролировал в дуэте с клавишником из MOODY BLUES Патриком Моразом (Patrick Moraz).

Я беседовал с Биллом несколько раз на протяжении последних лет. Впервые это случилось 2 июня 1984 года в одном из отелей Сан-Франциско перед концертом KING CRIMSON. Это было одно из лучших шоу в моей жизни. Несмотря на то, что KING CRIMSON никогда не были такой супергруппой как YES, их рейтинг был очень высок и им удалось продать 5000 билетов.

В следующий раз я говорил с ним по телефону в Швейцарии, когда все считали, что KING CRIMSON закончили свое существование. Но Билл был с этим не согласен надеясь, что Фрипп всего лишь решил отдохнуть. Через год я увидел его в маленьком клубе в Сан-Франциско с Патриком Моразом. После выступления мы беседовали до самого его отъезда в следующий город. Сначала он много говорил о том, как важно каждому музыканту научиться адаптироваться в ситуации, когда он должен вернуться в мир маленьких клубов, а затем, смотря вниз на прожженный сигаретами ковер, тихо сказал: "Я больше так не могу".

Следующее, что я услышал, он снова играл с YES (точнее это называлось ANDERSON, BRUFORD, WAKEMAN AND HOWE во время выяснения отношений с Крисом Сквайром (Chris Squire), которому принадлежало название группы). И затем, когда я беседовал с ним снова, это происходило во время настройки аппаратуры перед концертом в Голливудской Чаше.

Ты стал членом YES в 18 лет. Как это получилось?

О, это очень просто. Через объявление в "Melody Maker"... YES стали знаменитыми в довольно короткий срок. Я многого достиг после пяти альбомов с ними. Это было безумие. Мы были никем и вдруг поднялись на четвертое место в американских чартах вслед за Синатрой. Я многое получил от этого и не хотел все испортить, но... Через некоторое время ты чувствуешь себя ограниченным. Вокруг тебя все те же три человека, и ты уже устал от взаимодействия с ними... Все зависит от того, как быстро они прогрессируют, и как активно ты стараешься все это воспринять. Если вы собираетесь давать 200 концертов за 250 дней, как это делают молодые рок группы, это совершенное безумие, т.к. даже если у вас и была какая-то созидательная искра, вы ее сразу же убьете. Если вы посмотрите на этих ребят на сцене, то увидите, что они физически и умственно спят. Я тоже устаю, но не столько физически, сколько от попыток создать музыку. В вашем мозгу должно быть абсолютно ясное разделение вашего места в музыке и места, которое вам отводит публика. Разные люди реагируют на вещи по-разному.

Для меня многие удовольствия уже позади. Для меня это как ограбление банка. Если я сажусь и думаю: "Мы сделали это, мы этого достигли", и что? Это похоже на то, что вы ограбили банк. Я думаю по-другому: "Хорошо, работа сделана. Теперь надо делать что-то другое". Если тебе удалось этого добиться, то удастся и следующему и тому, кто будет после него и т.д., если не наступит экономический кризис и все не рухнет, что тоже бывает.

Ты вырос в хорошей семье. Ведь большинство рокеров выходцы из бедных, неблагополучных семей. Расскажи о своем детстве.

Я родом из очень благополучной семьи. Мой отец был ветеринарным хирургом. Это очень уважаемая профессия в Англии, обеспечивающая успех независимо от вашего рвения, что меня всегда возмущало. В частной школе все это вбивается вам в голову. И, более или менее, эта система работает. Она производит элиту.

Ты был членом элитных групп. Не только супергруппы YES, но и KING CRIMSON, одного из самых престижных ансамблей всех времен. В 1972 году ты ушел из YES, чтобы играть в KING CRIMSON, но в 1974 году группа распалась. Что ты делал после этого?

К тому моменту я имел опыт работы в двух ансамблях, что означает сотрудничество всего с восемью музыкантами, что было не так много для...

Значит ты не общался с другими музыкантами?

Нет, нет, нет! В те времена в Англии если ты играл в группе, значит ты не играл больше ни с кем. Никто ни с кем не джемовал, никто. Все было абсолютно эксклюзивно. Идея была такова, что вы создаете ансамбль и клянетесь на крови быть вместе до смерти. У американцев была прямо противоположная концепция: они все время переходили из группы в группу. Сегодня наблюдается взаимопроникновение этих двух традиций. Музыканты все чаще пересекают Атлантику и перенимают привычки друг друга. И теперь я выбираю с кем, когда и по каким причинам буду или не буду играть.

Ты играл во втором составе KING CRIMSON (1981-1984) с Тони Левином (Tony Levin) и Эдрианом Белью (Adrian Belew) и Фриппом, конечно. Все они замечательные музыканты. Что приводит таких как ты в рок музыку, которую большинство серьезных людей считают незначительным шумом одноразового использования, в отличие от настоящей музыки - джаза или классики?

Я думаю, что я могу делать то, что мне хочется в роке.

Тони Левин выпускник Eastman School of Music, играет "Весну Священную" Стравинского, собирается стать серьезным контрабасистом и вдруг говорит: "Ну его к дьяволу, это все вонючий снобизм". И начинает играть джаз. Но от джаза тоже несет снобизмом. "Ну его к черту тоже, я буду роковым музыкантом". Ну, вот и приехали. И это рок-н-ролл потому, что это все сейчас, сиюминутно. Немедленная ценность или немедленное ее отсутствие. Немедленная значимость или ее отсутствие, но обязательно немедленная.

И, я думаю, что ты менее ограничен в роке, чем в другой среде.

Это, как ни смешно, похоже на правду. Несмотря на все ограничения, гораздо легче безумствовать на барабанах в рок музыке, чем в джазе. Я могу делать то, что хочу. Но, тем не менее, рок это не самый лучший жанр для самовыражения настоящим талантливым инструменталистам. Я считаю себя скорее просто музыкантом, чем рок музыкантом.

Я знаю, что тебе очень нравилось играть в KING CRIMSON. Со стороны все выглядело вполне благополучно, хорошо раскупались пластинки. Почему же все свернулось?

Роберт (Фрипп) в конце концов объелся всего этого. События развивались совсем не в ту сторону, в которую он предполагал. Группа постепенно превращалась в неподвижный монумент, который путешествовал по Америке, играя одни и те же песни, и которому вечно аплодировали за аристократическое безделье.

Вам был нужен глоток свежего воздуха?

Да, Роберту определенно. Я-то был вполне счастлив. Я играл в KING CRIMSON два или три года к тому времени, записал три альбома и двигался в определенном направлении. Мне потребовалось какое-то время для погружения в эту музыку, и я изменил свой стиль для этого ансамбля, что было одной из причин, по которой я стал членом группы. Ты должен изменить себя в рамках стиля и предполагаешь стать другим к моменту ухода. Того же ты ждешь и от других музыкантов. Если ты отдаешь себя, то все получается. В понедельник ты не можешь сыграть на своем инструменте какие-то вещи, во вторник ты открываешь для себя, как это делается, в среду ты уже играешь это. Затем ты обнаруживаешь еще больше пробелов в своей игре и ты развиваешься.

То есть, так ты раздвигаешь свои горизонты.

Да, именно так, в хорошем смысле. У меня замечательные отношения с моим инструментом. Но я не раб барабанов. Я постепенно привыкаю к мысли, что буду приезжать в Сан-Франциско раз в полтора года поиграть на барабанах до 60-ти лет, затем перестану играть и буду заниматься своим садом, который требует много заботы. Мне нравиться трудиться в саду. И на ударных играть я тоже очень люблю.

Однажды, когда ты пресытился музицированием (в 1985 году), ты сказал, что больше не можешь играть.

Это всегда так с музыкантами. Наступает момент пресыщения работой. Ты не хочешь, чтобы завтра тебя беспокоили этим. Но, наверняка, когда приходит следующая работа, ты думаешь, что мог бы сделать что-то интересное и соглашаешься. До тех пор пока воображение прорывается через бреши сознания ты будешь это делать. Я не могу представить себя в другой профессии. Но когда я уйду на пенсию в 60 лет, я буду рад забросить музыку совсем и никогда не прикасаться к инструменту.

Как ты можешь говорить такое? Как ты можешь бросить то, что стало определяющим моментом всей твоей жизни?

Давай подождем и посмотрим, удастся ли мне перейти этот мост. Может быть я и не брошу играть. То, что я имею в виду, означает, что это всего лишь работа. Я просто служу инструменту, и это довольно тяжелая работа. И она не приносит богатства. Через 30 лет я может быть скажу: "Спасибо, я сделал все, что смог. Теперь пусть это делает кто-нибудь другой". Игра на барабанах стоит у меня на первом месте. И существуют основные моменты барабанного искусства, которые меня к нему привлекают. У тебя существует связь с неживым объектом, который никогда не говорит, никогда не врет, а только стоит и отражает тебя таким, какой ты есть.

Игра на ударных в джазе не очень изменилась за последнее время. Все еще можно слышать тихую игру щетками. Но в твою игру привнесено многое из твоего рокового багажа. Электронные новинки коснулись рока задолго до того, когда они были привнесены в джаз.

Да. KING CRIMSON сделали много интересного в этой области. Что я могу сказать? Одна из основных задач - добиться того, чтобы электронные ударные воспринимались серьезно. Я, например, не считаю их игрушкой для DEPECHE MODE. Они могут употребляться серьезно серьезными же музыкантами. Я все время стараюсь расширить "словарный запас" барабанщиков и границы того, чего от них ожидают. Это действительно то, в чем заключается моя работа. Для меня неважно что это - рок, джаз, классика. Мы, барабанщики, переходим эти границы. Мы мыслим гораздо шире, чем люди думают. В течение одной недели я могу играть с Амстердамским оркестром, затем с моей группой EARTHWORKS, затем с ANDERSON, BRUFORD, WAKEMAN & HOWE. И это все ударные. Сама идея ударных очень многообразна.
вперед
1 страница
[ 1 ] 2


Добавлено: 02-03-2013
 
© 2003-2021
Вопросы по сотрудничеству направляйте на адрес ad@drumnet.ru
Копирование материалов сайта DRUMNET.RU разрешено только при указании активной ссылки на https://drumnet.ru/