Статьи для барабанщиков
WWW.DRUMNET.RU
  Войти
              

ФОРУМ

НОВОСТИ

ОБЗОРЫ

БАРАБАНЩИКИ

ПРОИЗВОДИТЕЛИ

ЮМОР
Школа игры на барабанах Видеошколы Книги\Ноты Минусовки Видео Каверы Фестивали Журналы Объявления Новости и статьи
Новости, статьи Статьи Ian Paice [«Deep Purple»]
Ian Paice [«Deep Purple»] - Drumnet.ru

Ian Paice [«Deep Purple»]



S.S.F.: Что значит быть «легендарным барабанщиком» и «рок-звездой»?

I.P.: Это не то, над чём стоит задумываться. Мне просто повезло. Во времена, когда я начинал, музыка была очень открытой и свободной, что давало музыкантам благоприятные возможности и шансы развивать свою индивидуальность. Мне повезло, что я начал играть именно в то время, — в шестидесятые годы двадцатого века — когда все дороги были открыты, когда карта музыкального пространства была ещё полна белых пятен. Моя юность прошла вместе с развитием рок-н-ролла, и, в то же время, с самого раннего детства я впитал в себя музыку джазовых биг-бэндов, записи которых слушал дома мой отец. Поэтому на подсознательном уровне во мне всегда присутствовало влияние свинга. Мне несказанно повезло иметь от рождения данные Богом неплохой «внутренний метроном» и хорошую степень раскоординации конечностей.

S.S.F.: Вы уже более тридцати лет на сцене. Где Вы черпаете «творческие соки» и энтузиазм, чтобы по-прежнему продолжать играть на барабанах?

I.P.: Просто я до сих пор ловлю кайф от игры на барабанах. Ребёнок берёт в руки какой-либо музыкальный инструмент и пытается играть на нём только потому, что ему это нравится, потому, что он получает от этой «игрушки» удовольствие. И вы тоже получаете удовольствие, вы улыбаетесь, когда видите, как малыш пытается играть, верно? Так вот, если ребёнку повезёт, если судьба улыбнётся ему, он, возможно, сможет зарабатывать себе на жизнь игрой на этом музыкальном инструменте. Однако, в наше время всякий, кто приходит в музыку в надежде сделать её своей профессией, ведёт себя словно маньяк. Что вы никогда не должны упускать из виду, — так это удовольствие, которое вы получаете от игры на своём инструменте. А удовольствие заканчивается там, где начинается бизнес — когда игра ради развлечения превращается в игру ради денег. Что такое музыка как средство заработка? Видите ли, бывают такие дни, когда не хочется играть, а надо. Бывает такое, что совершенно не хочется ехать на гастроли, а приходится. Но, в конечном итоге, вы ведь играете, прежде всего, чтобы получить от этого удовольствие, не так ли? В противном случае — а стоит ли вообще этим заниматься?

S.S.F.: Для многих «Deep Purple» — это первопроходцы, любимцы, пример для подражания. Как Вы к этому относитесь?

I.P.: С одной стороны, я думаю, мы сделали несколько интересных альбомов. Мы сделали несколько таких шагов в рок-н-ролле, которые, возможно, кроме нас никто бы не сделал. С другой стороны, на мой взгляд, мы сделали и ряд бездарных концертов и записей. Когда речь идёт о группе типа «Purple», никогда нельзя заранее угадать, как оно всё получится, потому что мы никогда не выходили на сцену, чтобы играть изо дня в день одни и те же концерты. Начиная играть какую-либо песню, никто из нас не знал заранее, как именно мы сегодня сыграем её, скажем, в середине. В зависимости от случая, песня могла получиться сыгранной круто, посредственно или вовсе отвратительно. Мне нравится такая гибкость. Гораздо интереснее иметь такую гибкость, нежели изо дня в день работать по какой-либо стандартной, накатанной и эффективной формуле. Если вам не хватает «творческих соков», я думаю, вам не хватает именно этого лёгкого незнания заранее, что будет дальше, при котором вам всегда будет интересно и которое даст вам постоянную возможность импровизировать и изобретать что-то новое.

S.S.F.: Есть ли в Вашей обширной дискографии какой-либо самый любимый альбом?

I.P.: Наиболее умно было бы ответить так: «мой самый любимый альбом — это следующий альбом!» [смеётся]. На самом же деле это «Made in Japan». Вот уже сколько лет прошло, а этот альбом остаётся одной из наиболее интересных и, возможно, одной из лучших когда-либо сделанных концертных записей. Этот альбом, по сути — плод счастливого стечения различных обстоятельств. Судите сами: мы записали его в Японии, на абсолютно неизвестной нам тогда территории, в отличном зале с отличной акустикой. У нас было много нового материала, который мы оттачивали в гастрольных поездках уже пару-тройку месяцев, и который явно вырос из рамок студийного формата. Поэтому мы решили записать «живой», концертный альбом. С нами работал великий звукорежиссёр, — Martin Birch — собравший в кучу всё то, что в наши дни можно охарактеризовать как «весьма примитивная аппаратура», и сделавший в итоге великолепную запись.

S.S.F.: Как Вам удаётся совмещать гастрольные туры с семейной жизнью и поддержанием хорошего здоровья?

I.P.: Прозвучит, вероятно, несколько странновато, но порой мне кажется, что я мог бы играть в день не один, а два концерта. Когда мне было 20 или 25 лет, после каждого концерта я был вымотан до предела и чувствовал себя абсолютно опустошённым. Сейчас же, хоть я и не стал физически более выносливым (хотя, возможно, так оно и есть), отыграв концерт, я чувствую себя полным сил. Просто я теперь знаю, КАК надо играть, чтобы не уставать. Мне очень повезло, что в свои годы я по-прежнему здоров, как бык. Я выпиваю немного больше, чем следовало, люблю поесть чуть больше, чем следовало бы, и, подобно большинству из нас, слишком ленив для того, чтобы заниматься спортом, но... (постучим по дереву... тьфу-тьфу-тьфу!..) у меня по-прежнему крепкое здоровье.

S.S.F.: Каким образом, на Ваш взгляд, лучше всего подходить к работе в студии?

I.P.: Когда ты идешь в студию, ты должен быть готов к тому, что не существует никаких правил и законов при изготовлении записей. Тебя могут попросить сыграть в определенном темпе, который будет как раз одним из тех, в которых ты ощущаешь себя неуютно и ты не сможешь достаточно достойно проявить себя, - ибо нет людей, которые бы могли одинаково хорошо делать всё. В конечном же итоге сделанная тобой конкретная запись будет служить эталоном данной конкретной песни и будет считаться отражением тебя, как музыканта. У меня есть темпы, которые мне нравится слушать, но играть в таких темпах мне сложно. Темпы medium slow немного некомфортны для меня, поэтому, если у меня есть возможность, я всегда прописываюсь в таких темпах с записанным на отдельной дорожке кликом, чтобы мне было легче играть в них. В некоторых же темпах мне вполне достаточно лишь моего «внутреннего» метронома. Как правило, я записываю не более восьми дублей каждой песни, после чего для окончательного выбора, какой из дублей пойдёт на альбом, я оставляю лишь три из них. Если у меня есть как минимум три разных дубля одной и той же песни, то я уже перестаю волноваться по поводу того, достаточно ли хорошо я записался, ибо, в конце концов, выше головы не прыгнешь, а три дубля — вполне достаточное количество для выбора того варианта, в котором сыгранная мной песня будет «увековечена». А вообще, КАК лучше всего работать в студии — это уже не столь важно тогда, когда ты УЖЕ в ней работаешь.

S.S.F.: Что за загвоздка у вас вышла со Стивом Морсом во время работы над альбомом «Perpendicular»?

I.P.: Мы познакомились со Стивом как раз во время работы над этим альбомом. И, хотя альбом получился довольно неплохой, на нём есть ряд «сырых» моментов, — не "лажи", нет, — но некоторого отсутствия того особого взаимопонимания, которое есть у людей, долгое время работающих вместе. Перед записью же нашего последнего альбома «Abandon» мы отыграли порядка двухсот концертов, чтобы "почувствовать" друг друга. Для примера, мы с Джоном прекрасно понимаем друг друга в музыкальном плане: даже не глядя друг на друга, каждый из нас в любой момент точно знает, что затевает другой, что он думает. Для того, чтобы возникло такого рода взаимопонимание, требуется определённое время. Теперь и со Стивом у нас выработалось подобное взаимопонимание, позволяющее ему играть более уверенно.

S.S.F.: Не хотелось бы проводить параллели с Ричи Блэкмором, но, судя по всему, в данном случае всем вам было чертовски приятно работать друг с другом на сцене, что не всегда было так, когда вы играли с Ричи, верно?

I.P.: Ричи ловит кайф от шума, суматохи, беспорядка, от... безумия. Порой ему начинало казаться, что, если у нас всё идёт ровно, то, стало быть, тут что-то не так. Это доставляло нам всем массу стресса и, в конечном итоге, приводило к непродуктивной работе, к натянутым отношениям в коллективе. А мы уже так долго играем, что, если мы сами не получаем удовольствия от нашей игры на сцене, значит, и публика не получит удовольствия, чего мы никак не можем себе позволить. Мы ведь не двадцатилетние пацаны, выпячивающиеся на сцене в крутых "сексапильных" позах. Мы — всего лишь музыканты, которым посчастливилось играть долго, и нам это нравится, мы гордимся тем, чего мы добились на протяжении нашей многолетней карьеры. Глупо пытаться это скрывать. Что касается Ричи, то мы слишком долго позволяли ему доминировать в процессе написания материала, что в итоге привело к тому, что мы потеряли целую декаду. А ведь это очень важно для нас — как можно чаще наведываться в Северную Америку, чтобы люди видели, что нас ещё рановато «отправлять на пенсию», что мы ещё способны устроить шоу, которое грех не увидеть!

S.S.F.: Почему Вы вот уже много лет привязаны к семейству «Pearl»?

I.P.: Я стучу на барабанах марки «Pearl» вот уже 15 лет. Я всегда был немного старомодным в отношении традиций, и поэтому, когда услышал, что «Pearl» выпускают ограниченную партию барабанов в цвете «Silver Sparkle», я заказал у них одну установку и для себя. Мне просто хотелось, чтобы мои барабаны были именно такого цвета, потому что цвет этот напоминает мне о старых добрых временах.

S.S.F.: Какую музыку Вы слушаете?

I.P.: Рок я слушаю редко, ибо меня подавляющее большинство образцов этой музыки совершенно «не вставляет». Слишком много вторичных групп. Многие музыканты думают, что, если они будут звучать, как кто-то из известных исполнителей, то и сами станут известными. Я слушаю певиц — они, на мой взгляд, более изобретательны и мелодичны. Ещё мне нравится джаз. Скорее некоторые техно-вещи, нежели мэйнстрим, но, в целом, слушаю всё понемногу. Некоторые группы вполне могут бросить нам вызов и положить нас на лопатки. Скажем, группа под названием «Massive Attack» — она мне нравится.

S.S.F.: Что скажете барабанщикам, решившим пойти, что называется, по Вашим стопам?

I.P.: Единственный совет, который, на мой взгляд, имеет смысл дать им — это всегда стараться оставаться самими собой. Я не хочу сказать, что нельзя перенимать что-либо у ваших кумиров. Я хочу лишь сказать, что не резон становиться клоном меня, или Саймона Филлипса, или ещё кого-нибудь. В любом деле нет никакого смысла быть всегда и изначально вторым номером. Старайтесь привнести в свою игру как можно больше элементов, «подслушанных» вами у других барабанщиков, но при этом старайтесь всякий раз играть их так, чтобы они становились как бы вашими собственными. Таким образом вы выработаете свой собственный, индивидуальный стиль. Иногда бывает нужно играть с немалой долей фантазии, а порой нужно лишь не более, чем держать ритм и собирать группу, что называется, в единый кулак. Как бы вы ни играли, любите играть. Просто ловите кайф от игры на барабанах.

S.S.F.: А по-поводу занятий скажете нам что-нибудь?

I.P.: Каких-либо общих правил относительно занятий нет и быть не может. Кому-то нужно заниматься по нескольку часов каждый день — и ему это в кайф. А кто-то наоборот — почти совсем не занимается. В конце концов, все мы играем ради удовольствия, ради забавы и, если попутно приходит успех, - то это не более, чем бонус. Не забывайте получать удовольствие от игры на барабанах.

Ian Paice интервью

Опубликовано 02-10-1999 22:10

Добавить комментарий к материалу

Имя:

Комментарий:

Alan White [«YES»]

интервью веб-журналу «Cyber-Drum», май 1998 (перевод с английского)
Аника Ниллз. Добро пожаловать в новый век.

Интервью журналу Modern Drummer (Июнь 2017)
© 2003-2018
Вопросы по сотрудничеству направляйте на адрес ad@drumnet.ru
Копирование материалов сайта DRUMNET.RU разрешено только при указании активной ссылки на https://drumnet.ru/