Статьи для барабанщиков
WWW.DRUMNET.RU
  Войти
              

ФОРУМ

НОВОСТИ

ОБЗОРЫ

БАРАБАНЩИКИ

ПРОИЗВОДИТЕЛИ

ЮМОР
Школа игры на барабанах Видеошколы Книги\Ноты Минусовки Видео Каверы Фестивали Журналы Объявления Новости и статьи
Новости, статьи Статьи Hal Aponte [«Ice Age»]
Hal Aponte [«Ice Age»] - Drumnet.ru

Hal Aponte [«Ice Age»]

Как так случилось, что ты стал играть именно на барабанах?

С самых ранних лет мне хотелось играть на каком-либо музыкальном инструменте. Где-то лет с четырёх или с пяти. Я стал играть на барабанах, хотя, если бы это в силу каких-либо причин было невозможно, я бы стал играть на фортепиано, на гитаре или на чём-нибудь ещё. Музыка пленила меня, я чувствовал своё родство с ней. Мои родители тогда решили, что я ещё слишком мал, поэтому играть на барабанах я начал только после поступления в Junior High School. Прежде чем сесть за ударную установку, мне пришлось долго ждать. Но это того стоило. Поворотным моментом для меня стало выступление Neil Peart на «Exit Stage Left»... После того, как я услышал его соло в «YYZ», я твёрдо решил, что буду играть именно на барабанах.

Решив стать барабанщиком, ты нашёл себе каких-либо учителей?

Я искал их. Но, к сожалению, все, к кому я обращался с подобным предложением, ссылались на то, что они уже заняты, либо на отсутствие времени, либо просто не желали со мной связываться. Меня это сильно огорчало. Мои родители надеялись, что, не встретив поддержки, я рано или поздно брошу это «дурацкое» занятие. Поэтому они не мешали мне и не вмешивались. Они, на самом деле, абсолютно не хотели, чтобы я играл на барабанах. Я же, напротив, хотел доказать всем окружающим, что я абсолютно серьёзно хочу стать барабанщиком. Если никто не хочет учить меня игре на барабанах, что ж — мне придётся научиться самостоятельно. Самообучение потребовало массу времени, сил, терпения и самопожертвования, и я никому не советую заниматься самообучением. Как бы вам того ни хотелось, всё равно вы не сможете сразу научиться играть на барабанах. Всё достигается только годами долгих кропотливых упражнений.

Как много времени ты отдавал барабанам на первоначальном этапе?

Я очень много работал над развитием чувства «времени». В самом начале я занимался около 4-5 часов ежедневно (по будним дням), а по выходным дням это время увеличивалось. Вам может показаться, что это очень много, однако для ребёнка, воспринимающего занятия не как занятия, а как увлекательную игру, это совсем немного. Большинство времени я проводил, расставляя по-разному стойки, развешивая тарелки, настраивая барабаны, пробуя различные пластики и т.п... Мне это действительно нравилось. Занятия были для меня чем-то, напоминающим складывание паззлов: всякий раз, когда мне удавалось правильно сложить очередную часть этих «паззлов», я получал огромное моральное удовлетворение и стимул к дальнейшему продвижению. Я старался наблюдать за игрой как можно большего числа других барабанщиков, а также читал всё, посвящённое барабанам, что только попадалось мне на глаза. Это было очень особенное время в моей жизни.

Кто изначально оказал на тебя наибольшее влияние в музыкальном плане?

Множество людей/групп. Я с удовольствием слушал музыку самых разных стилей. «The Commodores», Rick James, Billy Joel, Tito Puente, «Men at Work», «The J Geils Band», «Danny and the Juniors», Joan Jett, John Cougar, Buddy Rich, «KC and the Sunshine Band», Prince, «Journey» - я мог слушать их целыми днями. Надеюсь, у вас сложилось впечатление о том, что я слушал. Это была великолепная музыка и для парня типа меня, интересующегося игрой на барабанах, музыка эта открывала мне глаза и уши. Послушав какого-либо барабанщика, я садился за установку и пытался скопировать его манеру игры, – таким образом я как бы учился у каждого из них. Лучше всего у меня получалось «снимать», если мне удавалось увидеть, как именно барабанщик играет свои «фишки». Это была прекрасная возможность для самообучения.

Расскажи нам о первых проектах, в которых ты участвовал.

Спустя 5 или 6 месяцев, как я только начал заниматься на барабанах, мою игру услышал мой лучший друг. Он сказал, что двое наших с ним общих знакомых собирают группу и что мне стоило бы им позвонить. Я сильно сомневался. Я ведь играл на барабанах совсем недолго и был очень неуверен в своих силах. Друг развеял мои сомнения, сказав: «да не бойся! они ведь точно так же не умеют играть, как и ты». Ну тогда ладно, давай попробуем с этой группой. Вот только я забыл предварительно задать один простой вопрос: а какую, собственно, музыку эти парни собираются играть? Не то, чтобы этот вопрос слишком сильно меня интересовал, но почему бы было и не спросить? Оказалось, что оба они – двоюродные братья и оба играют на гитарах, чему их обоих научили отцы. Всё, вроде бы, неплохо, без подвоха, да? Однако выяснилось, что они играют исключительно испанские народные песни. O.K. — подождите минутку, не вешайте трубку... «Ты что – не слышал, как я играю?! Я бы хотел играть в рок-группе, где бы я смог «развернуться на всю катушку» — играть громко и заставлять публику трясти головами и прыгать в такт...» Мы решили, что в данном случае выбирать мне не приходится, и я согласился играть с этими ребятами. Я сообщил обо всём этом родителям — они были на седьмом небе от счастья. Вероятно, они решили, что теперь, когда я буду играть в группе, я перевезу свои барабаны из нашего дома в то место, где мы будем репетировать. Они жестоко ошиблись. Ведь куда проще, чем мне везти куда-то барабаны, оказалось прийти ко мне домой этим двум парням с гитарами! Они были легки на подъём. Я думал, что, поскольку все мы испанцы, то ребятам этим в моей игре безусловно услышится что-то близкое. Вероятно, им казалось, будто я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что играю. Та группа просуществовала весьма недолго, однако я быстро зарубил себе на носу, как важно уметь слушать, что играют остальные инструменты. Я стал заниматься ещё больше.

Что в то время больше всего доставляло проблем?

Боюсь, больше всего проблем нам всем доставляли наши неопытность и неискушённость в качестве музыкантов. Нам было проще от сознания того, что мы находимся на одном уровне друг с другом, – все мы одинаково не умеем играть. Это радовало. Это выручало в тех случаях, когда кто-либо из нас делал грубые ошибки, проще говоря — «лажал» — остальные не могли всерьёз попрекнуть, ибо сами лажали постоянно. Поэтому отношения у нас были весьма дружескими и тёплыми, никакого напряга. Однако, мало кто из других групп отваживался выступить с нами в совместном концерте, никого из нас никогда не приглашали поиграть в других группах, – с нами просто никто не хотел играть, это было «в падлу». Поэтому нашу вторую группу мы создали вместе с одним из товарищей по первой группе. Он тогда уже выучился играть несколько рок-вещей и усиленно пытался перенести то, чему он научился на гитаре, на бас. Гитаристов же у нас и без того было пятеро, так что ему волей-неволей пришлось поиграть на басу. Мы снимали песни «The Stones», «Beatles», «Led Zep», Ozzy, «The Kinks» и т.д. и т.п... В конце концов мы начали сочинять собственные песни и остались втроём. Мы неплохо проводили время, скажу я вам.

Расскажи нам, пожалуйста, как выглядит твоя рутинная процедура занятий, если таковая есть.

Даже не знаю, можно ли назвать это рутинной процедурой или нет. Но всякий раз, прежде чем мы начинаем репетицию с группой, я немного разогреваю руки, поиграв несколько элементарных рудиментов. К концертам / записи я, конечно же, готовлюсь более основательно, стараюсь как можно больше расслабиться как в физическом, так и в ментальном плане. Перед репетициями же я обычно разогреваюсь, играя дроби одиночными ударами и двойками, а также парадидлы. Ни в коем случае не быстро. Меня в данном случае абсолютно не интересует скорость. Я начинаю с медленного темпа и постепенно довожу темп до среднего. Чтобы разогреть ноги, я играю несколько рисунков триолями и шестнадцатыми на моих двух бочках. Вся процедура разогрева занимает примерно 8 - 10 минут. Я точно знаю, что при игре на барабанах существует масса возможностей повредить себя физически — в первую очередь это касается рук. Получить травмы можно как по причине неисправности оборудования, так и в силу пренебрежения разогревающими упражнениями перед игрой. Поэтому не надо гнаться за скоростью - тише едешь, дальше будешь. Иначе можно попросту «сорвать» руки. Прежде чем начать играть, я всегда бегло осматриваю мой инструмент. Однажды у меня упала со стойки тарелка (потому что на стойке разболтался крепёжный винт) и, падая, она изрядно рассадила мне лоб. Она упала в самом начале — я только-только начал разогреваться перед очередной репетицией. Я с ужасом подумал, что могло бы случиться, если бы она упала на концерте. С тех пор, прежде чем сесть за установку, я всегда внимательно всё проверяю: все стойки, крепления и т.п. Век живи — век учись.

Есть ли какие-либо заметные достижения в твоей технике?

Думаю, есть. Надеюсь, всякий, кто слышал наш первый альбом «The Great Divide», почувствует разницу в моей игре, послушав наш последний альбом «Liberation». Моя техника стала более изощрённой и, к счастью, она продолжает расти, потому что я постоянно играю. Однако, на мой взгляд, куда более существенные изменения в лучшую сторону произошли не собственно в моей технике, а в моём подходе к песням. Я стал более изощрённым в этом вопросе и всякий раз теперь, когда мы разучиваем какую-либо новую «замороченную» песню, я говорю, что мне необходимо время, чтобы основательно в ней разобраться. Это не совсем естественно для меня. В основе моей манеры игры на барабанах всегда лежал тяжёлый backbeat, все брэйки я играю уверенно, заранее их отработав, стараясь не выпадать из «кача» и как бы «обёртывать» брэйками музыку. Я уверен, что барабанщик может играть музыкально и без того, чтобы непрерывно «тянуть одеяло на себя» супертехничными брэйками и наворотами. Всему своё время и место, как говорится. На нашем последнем альбоме я старался играть песни так, чтобы они приобретали наиболее естественное настроение. Думаю, мои барабаны стали звучать более комфортно применительно к песне, потому что я стал играть в более открытом стиле. Некоторые песни на альбоме довольно длинные, требующие изрядной доли изощрённости в исполнении, однако я старался по возможности сделать их как можно более естественно звучащими. Надеюсь, мне это удалось.

Что бы тебе самому хотелось улучшить в твоей игре?

Ну... нет такой вещи, которую бы нельзя было улучшить. Я никогда не был удовлетворён уровнем своей игры. Если же говорить о каком-либо конкретном моменте, то мне хотелось бы улучшить раскоординацию. С момента записи «Liberation» я оброс множеством новых "игрушек" в моей ударной установке. Во время солирования я люблю уходить в независимые ритмы. Поэтому на данный момент мне нужно основательно поработать именно над раскоординацией. Terry Bozzio вывел раскоординацию на кардинально новый уровень. Он невероятно крут.

Ты играешь (или хочешь научиться играть) на каких-либо других музыкальных инструментах, помимо барабанов?

Увы, нет. Я чисто по-дилетантски тренькаю на фоно: об этом нельзя говорить всерьёз. Мне бы хотелось научиться играть на фортепиано. По-видимому, это мой любимый инструмент, в смысле, когда я слушаю музыку. Я считаю, что это главный музыкальный инструмент. В конце альбома «Liberation» наш клавишник / лидер-вокалист Josh Pincus играет великолепную пьесу «Tong - Len». Это эдакая смесь из текстур и звуков клавишных инструментов, выливающаяся в захватывающую фортепианную пьесу. Потрясающе. Эта вещь длится менее двух минут, однако создаётся такое ощущение, что без неё бы альбом был как бы не законченным.

Что прежде всего для тебя важно, когда ты выбираешь себе инструмент и какие компании - производителей ударных инструментов ты рекламируешь в настоящее время?

В настоящее время никто из нашей группы не рекламирует никакой продукции. Хороший товар в рекламе не нуждается. Во время концерта самое последнее дело, если ваш инструмент доставляет вам какие-либо проблемы. Инструмент, на котором я играю, прежде всего не должен доставлять мне никаких хлопот ни во время концертов, ни во время записи в студии, ни во время репетиций. Если что-либо в моём оборудовании доставляет мне проблемы, реакция моя очень проста: я этим больше не пользуюсь. Зачем играть на инструменте, с которым постоянно приходится в буквальном смысле воевать? А вообще, можно сказать, что каждый из нас готов рекламировать любую продукцию. Но лишь до тех пор, пока эта продукция отвечает нашим требованиям.

Расскажи нам о той установке, на которой ты сейчас играешь.

Для записи альбома «Liberation» я использовал 8",10",12" mounted toms, 14"floor (с левой стороны), 16" floor (с правой стороны), 20" Gong Bass Drum, две 24" бочки, 14" малый барабан, wind chimes, четыре каубэлла, bell tree, tambourine. С тех пор в моей «кухне» появились дополнительные инструменты: 6"& 8" мини-тимбалы, 7" & 9" бонги, ещё четыре каубэлла, набор гранитных блоков, пара колокольчиков аго-го, две «gajate brackets» с двумя каубэллами, вибраслэп и т.п... Мне хочется больше внимания в музыкальном плане уделять перкуссии. Надеюсь, что с этим дополнительным оснащением мне это удаётся успешнее.

А какая установка была у тебя, когда ты только начинал играть на барабанах и что привело тебя к использованию тех инструментов, на которых ты играешь сейчас?

Начинал я с, так сказать, «разношёрстной» установки: различные части от «Ludwig», «Gretsch», «Tama», «Stewart» и т.д... Самое смешное, что все барабаны были разных цветов. Впоследствии мне довелось поиграть на барабанах самых различных марок, так что теперь я очень хорошо знаю все достоинства и недостатки каждой из них. Как и при любой другой покупке, при выборе инструмента всё решает соотношение «цена—качество». На сегодняшний день технологии изготовления барабанов настолько развиты, что я могу поспорить, что вам просто не удастся купить в наши дни плохую ударную установку. Вы можете, конечно же, заменить пластики или педали, но, тем не менее, в большинстве случаев и поставляемые «по умолчанию» аксессуары имеют отменное качество. Никогда ничего не покупайте только потому, что оно стоит дороже всего. Покупайте только то, что вам нравится.

С кем ты работаешь в настоящее время?

Я работаю с группой из Лонг-Айленда, она называется «Ice Age». В этом месяце исполняется ровно восемь лет, как мы играем вместе. У нас контракт со звукозаписывающей фирмой «Magna Carta records» и недавно мы выпустили с ними наш второй альбом. «The Great Divide» и «Liberation» — это, соответственно, наши второй и первый альбомы. В будущем мне бы хотелось поработать в стиле «фьюжн». Я бы и сейчас с удовольствием играл в какой-либо фьюжн-группе, но моё нынешнее расписание просто не оставляет мне для этого времени. У меня очень мало свободного времени.

С кем из музыкантов тебе больше всего нравится работать и почему?

Могу сказать, что я получал удовольствие (по разным причинам, конечно же) от совместной работы с каждым из музыкантов, с которыми я играл. Мне сильно повезло в этом смысле. Мне выдалось совместно работать с рядом необычайно талантливых людей. У каждого из них я чему-то научился. Некоторые из них обладали поистине запредельным профессиональным уровнем. На протяжении своей профессиональной карьеры я взял (и дал) немало частных уроков. Но самым важным уроком для себя я считаю сотрудничество с «Ice Age». Восемь лет совместной работы — это достаточный срок для любого бизнеса. Мы вместе прошли через огонь, воду и медные трубы. Я горжусь и восхищаюсь этими ребятами как в музыкальном плане, так и в плане чисто человеческих взаимоотношений. Мы настолько понимаем друг друга, что зачастую можем общаться в буквальном смысле не говоря ни слова. Просто мистика какая-то. В составе нашей группы сейчас: гитарист Jimmy Pappas (которого за уникальный мелодизм и тонкость исполнения современная музыкальная пресса окрестила "богом гитары"), Josh Pincus — клавишные / лидер-вокал (обладатель исключительно редкого музыкального таланта , сочетающий виртуозное владение фортепиано с прекрасным мощным голосом) и сравнительно недавно пришедший к нам басист Doug Odell (помимо того, что он мастерски играет на басу, он ещё и великолепный вокалист). Почему быть членом этой группы доставляет мне такое удовольствие? Все мы работаем исключительно напряжённо и с полной самоотдачей. Вероятно, именно поэтому я так и горжусь тем, что играю в этой группе.

Какие факторы являются для тебя решающими при выборе проекта, в котором ты будешь играть?

Мне нравится принимать участие в проектах, которые несколько выходят за общепринятые рамки. Обыденность угнетает. Порой необходимо немного ломать установившиеся правила для того, чтобы получить удовлетворение как исполнителю. Самое главное — самоотдача. Если я включаюсь в какой-либо проект, то я делаю это всерьёз. Для меня не важно при этом, насколько этот проект крупный и значительный. Очевидно, что нужно быть реалистом. Меня всегда настораживали фразы типа: «я гарантирую, что через пару месяцев мы станем рок-звёздами». Мечтать и ставить перед собой определённые цели — это здорово, но дело в том, что цели надо ставить перед собой реальные, достижимые. Отведите себе достаточно времени для развития и роста и «прыгайте от печки», не старайтесь «влезть на крышу по пожарной лестнице, если в доме есть лифт». Любой, занятый в шоу-бизнесе, конечно же, скажет вам, что в этом бизнесе все места под солнцем давно забиты и у вас нет шансов. Забейте на это, не думайте о том, чтобы стать звездой, а просто выполняйте свои домашние задания, упорно занимайтесь и получайте от этого удовольствие. В первую очередь удовлетворяйте свои собственные нужды, а окружающие оценят вас.

Есть ли какие-либо проекты из твоего прошлого, в которых бы тебе хотелось вновь принять участие?

Есть такие. Когда я играл в школьном джазовом оркестре, у нас были Зимний и Весенний фестивали. Два раза в учебном году наш школьный оркестр давал показательные выступления, на которых учащиеся демонстрировали свои музыкальные достижения. Концертный зал был забит до отказа и у нас было реальное ощущение важности происходящего. Это были удивительные выступления. У меня была возможность играть соло на публике. Это был великолепный опыт для подростка. Также я бы с удовольствием сыграл вновь тот концерт на «Queens Day Festival» в Flushing Meadow Park. Я тогда учился в школе и мне в составе группы «Stages», в которой я в то время играл, довелось выступить на этой огромной сценической площадке. Мы играли оригинальные и кавер-версии песен «AC/DC», «Triumph», «Dio» и «Gods of Prog» - «Rush». Сцена была размером с два бейсбольных поля. Было столько народу, что нигде было не видно ни кусочка зелёной травы газона. Мы так сильно тогда волновались!

А чем ты ещё по жизни занимаешься, кроме игры на барабанах?

Да всем понемногу. Люблю спорт: как в качестве болельщика, так и в качестве активного участника. Мне нравится заниматься такими не слишком популярными видами спорта, как гольф и боулинг. У меня есть большая коллекция спортивных памятных сувениров, которую я собираю уже много лет. У меня есть коллекция гоночных автомобилей — от изготовленного в конце 60-х до середины 80-х. Моя любимая модель — 1969 года. Завершает мою коллекцию автомобиль середины 80-х годов. Нет более приятного звука для моих ушей, чем рокот мощного двигателя. Также я очень люблю смотреть кино, особенно на DVD. Сейчас как раз занимаюсь активным пополнением своей видеотеки. Люблю собирать кроссвордные пазлы, играть в шахматы, однако моя самая сильная слабость — это компьютерные игры. Даже не подпускайте меня близко к своему компьютеру.

Помимо игры на барабанах, ты занимаешься ещё каким-либо видом искусства?

Мне нравится изобразительное искусство. Я могу рисовать графику, но вот красками рисовать не умею. На мой взгляд, между музыкой и изобразительным искусством есть много общего. Оба эти вида творческой деятельности требуют от вас самоотдачи, воображения, а взамен дают прекрасную возможность для самовыражения. Мне действительно одинаково нравятся оба этих вида искусства. Я считаю, что оба они хорошо расслабляют. Когда-нибудь я более серьёзно займусь рисованием и тогда посмотрим, насколько далеко мне удастся продвинуться на этом поприще.

Что можешь сказать, глядя на более молодое поколение барабанщиков?

На мой взгляд, молодые барабанщики ни за что не упустят свои шансы. Они выводят игру на барабанах на абсолютно новый уровень. Это просто фантастика какая-то. Я вижу немало молодых барабанщиков, которые серьёзно учатся играть на барабанах, выполняют домашние задания на своём инструменте. Приятно это видеть. Уверен, что когда-нибудь барабаны перестанут рассматривать в качестве лишь аккомпанирующего инструмента. Сейчас растёт много дарований и истинное удовольствие мне доставляет видеть позитивные перемены в подходе к игре на барабанах и слышать новые музыкальные идеи.

Что посоветуешь молодым?

Не упустите свой шанс!!! Я имею в виду — сначала сделайте себя как музыкантов, а потом и как бизнесменов. Да, играть в группе — это здорово, но люди почему-то склонны забывать, что это всегда было в первую очередь работой, бизнесом. Каждый человек — будь то адвокат, менеджер, владелец клуба и даже музыкант — хочет получать за свою работу деньги. А там, где в игру вступают деньги, нужно быть готовым ко всему. Не позволяйте себя эксплуатировать, не работайте «на дядю».

Можешь порекомендовать какие-либо учебные материалы?

На сегодняшний день существует так много всяческих книг и видеошкол... Могу лишь посоветовать приобретать те книги / видео, которые соответствуют вашему конкретному уровню в данный момент. Не пытайтесь прыгнуть выше головы. Некоторые книги / видео предназначены лишь для продвинутых исполнителей. Вы должны черпать информацию из школы и применять полученные знания на практике. Если же вы не понимаете, о чём в данной школе идёт речь, то какой вам тогда от неё толк? Также советую покупать книги / видео лишь тех исполнителей, которые вам действительно нравятся. В таком случае процесс обучения пойдёт куда приятнее для вас. К тому же в таком случае вам будет куда яснее, чего вы сможете добиться, занимаясь по данной конкретной школе. Существует несметное количество всевозможных книг / видео относительно рудиментов, игры в две бочки, солирования, перкуссии и т.д. и т.п... Если вы находитесь в самом начале пути, я рекомендую вам не покупать сразу же кучу всяких школ, а приобрести одну, наиболее вас заинтересовавшую, и внимательно её изучить, особое внимание при этом уделяя выработке хорошего чувства «времени». Это неплохой способ начать, не будучи при этом перегруженным тоннами информации. Другой мой вам совет: идите СВОИМ путём и как можно больше старайтесь заниматься.

Можешь сейчас вспомнить и рассказать нам какой-либо забавный случай из твоей карьеры?

Могу вспомнить лишь пару таких случаев. Однажды я играл в одном клубе и прожекторы для подсветки сцены там висели очень низко. Так вот, когда я вышел на сцену, чтобы начать концерт, я задел головой нижнюю часть рампы. Лучи прожекторов начали раскачиваться во все стороны и я услышал смех в толпе, находящейся в зале. Я очень смутился тогда. Другой случай произошёл, когда я был ещё подростком. Я играл соло и в пылу «сражения» расколошматил одну из моих крэш-тарелок, которая буквально рассыпалась на куски. Так вот, в конце моего соло должен был быть мощный завершающий удар именно в эту тарелку. Итак, когда соло подошло к концу, я машинально замахнулся для удара – а тарелки-то и нет! Я замешкался на какое-то мгновение, но замах был уже сделан и палочка выскользнула из моей руки и, пролетев определённое расстояние, ударилась точно об спину нашего клавишника. Тогда я тоже немало смутился.

Как много вы репетируете?

C «Ice Age» мы, как правило, репетируем 3-4 раза в неделю для поддержания формы. Перед выступлениями или же записью этот график немного меняется.

Какая доля ваших «живых» выступлений импровизирована, а какая доля — заранее отрепетирована?

95% всех наших шоу отрепетировано заранее. Единственная возможность для импровизации открывается лишь во время соло.

А как ты, собственно, познакомился и начал работать с «Ice Age»?

Совершенно случайно. Выучив три их песни, я пошёл на прослушивание. Группа на тот момент была уже почти полностью сформирована. Они искали лишь барабанщика да лидер-вокалиста. После двух лет непрерывных поисков вокалиста Джош (наш клавишник) решил петь сам. Что было дальше, вы уже знаете.

Тебе довелось поработать с различными исполнителями в широком спектре музыкальных стилей. С кем из этих артистов, на твой взгляд, тебе удалось добиться наибольшего роста как барабанщику?

Определённо могу сказать: это – «Ice Age». Я многому научился, работая с другими группами и музыкантами, но возможность расти как музыкант и как личность я приобрёл лишь в этой группе. Как я уже сказал, мы вместе вот уже восемь лет – это вполне солидный срок. Все мы за это время выросли в музыкальном отношении и надеемся расти и дальше.

Какую степень свободы вы имеете в процессе студийной записи? Другими словами, сам ли ты решаешь, какие, например, микрофоны, пластики, тарелки тебе использовать при записи?

В студии мы на 100% всё делаем самостоятельно. Над нашими головами не «нависает» никакой продюсер. Оба наших альбома записывал Джимми, наш гитарист. Что касается микрофонов — это вопрос к нему. Он точно знает, какого звука нам нужно достичь и я об этом не волнуюсь или, если сказать иначе, я не хочу вмешиваться в эту сторону процесса записи. Какие пластики и тарелки мне использовать при записи – вот это уж я решаю сам. Однако я всегда открыт для новых идей или предложений. Скажем, если кто-то из ребят нашей группы рекомендует мне взять на запись другой пластик или тарелку – если так действительно звучит лучше, то почему бы и нет?

интервью Hal Aponte

Опубликовано 22-03-2001 00:00

Добавить комментарий к материалу

Имя:

Комментарий:

Закир Хуссейн.. и "Сказание о табла"

интервью Закира Хуссейна
Аника Ниллз. Добро пожаловать в новый век.

Интервью журналу Modern Drummer (Июнь 2017)
© 2003-2018
Вопросы по сотрудничеству направляйте на адрес ad@drumnet.ru
Копирование материалов сайта DRUMNET.RU разрешено только при указании активной ссылки на https://drumnet.ru/