Статьи для барабанщиков
WWW.DRUMNET.RU
  Войти
              

ФОРУМ

НОВОСТИ

ОБЗОРЫ

БАРАБАНЩИКИ

ПРОИЗВОДИТЕЛИ

ЮМОР
Школа игры на барабанах Видеошколы Книги\Ноты Минусовки Видео Каверы Фестивали Журналы Объявления Новости и статьи
Новости, статьи Статьи Профессионалы о профессионалах: Steve Gadd
Профессионалы о профессионалах: Steve Gadd - Drumnet.ru

Профессионалы о профессионалах: Steve Gadd

Steve Gadd Знать Гэдда — значит любить его. Эти слова знаменитого Чика Кориа (Chick Corea) уже давно разделяют миллионы барабанщиков и просто любителей музыки по всему миру. Стив Гэдд перевернул представления об игре на барабанах еще в семидесятые годы. С той поры прошло довольно много времени. На смену ветеранам пришли новые герои. Любопытно, что смена «декораций» в мире барабанов происходит поистине с пугающей быстротой. Если вы возьмете любой другой акустический инструмент, скажем, саксофон, техника и манера игры на нем, безусловно, эволюционируют, но не так скоро. К примеру, выдающийся саксофонист современности Майкл Бреккер (Michael Brecker), недавно побывавший в нашей стране, вот уже более двадцати лет является недосягаемым образцом владения саксофоном, апологетом современной манеры игры. Подобную ситуацию практически невозможно себе представить в мире барабанов. Технический уровень владения инструментом сегодня вырос до таких высот, что порой трудно поверить своим глазам и ушам. Возьмите хотя бы фестивали журнала «Modern Drummer». Сегодня существует даже целая «каста» барабанщиков, которые занимаются практически только сольной карьерой. Они выступают на многочисленных барабанных фестивалях по всему миру, дают мастер-классы. Это и знаменитый Терри Боззио (Terry Bozzio), и феноменальный Верджил Донати (Virgil Donaty), играющий двойки на двух бочках шестнадцатыми в темпе М.М.=200, и Дом Фомуларо (Dom Fomularo), блистающий великолепной классической техникой. Так почему же барабанное искусство развивается так интенсивно? Ответ очень прост. Ударная установка, в современном понимании этого термина (бас барабан, малый барабан, хай хэт, тарелки, том томы), сформировалась к началу сороковых годов прошлого века. Как видите, инструмент очень молодой. Достаточно сравнить его с тем же саксофоном, появившимся в ХIХ веке или трубой, чей возраст еще старше. Даже с технологической точки зрения, эти инструменты практически неизменны в течение уже довольно длительного отрезка времени. Ничего подобного вы не скажете о барабанах. Наш инструмент находится в процессе развития, формирования. Ежегодно появляются технические новинки, связанные с созданием новых материалов и технологий. На барабанщика постоянно обрушивается нескончаемый поток усовершенствований механической части инструмента: педалей, хай хэтов, всевозможных стоек и креплений. Не менее внушителен арсенал технических приемов, ежесекундно создаваемых пытливыми умами по всему миру.

Согласитесь, что невероятно сложно удержаться «на плаву» среди всего этого безобразия. Стив Гэдд — один из немногих, чье мастерство уже проверено временем. Он сформировал представление целого поколения об игре на барабанах. Он вне конкуренции потому, что он живая классика.

В этой статье я попытался взглянуть на некоторые грани творчества этого великого музыканта, грани, которые освещают высказывания его именитых коллег.

«Барабанщик номер один в мире — мистер Стив Гэдд»

Дэйв Грузин (Dave Grusin)

Техника «Во время записи я сидел за фортепиано, а барабаны стояли прямо за мной. Пьеса заканчивалась маршевым ритмом, который играл один Стив. И это звучало так, как будто кто-то играл сразу в три руки. Один человек исполнял дробь на малом барабане двумя руками, а второй — громкие акценты на вторую и третью доли. Но когда я обернулся, чтобы на это посмотреть, Стив уже остановился. Наверное, я никогда не узнаю, как он это делал».

Дэвид Мэтьюз (David Mathews), пианист из MANHATTAN JAZZ QUINTET

Дэвид Мэтьюз, конечно же, прав. Аналогичное впечатление возникло у меня при прослушивании одной старой концертной записи трубача Чака Манджони (Chuck Mangione), на которой играл Стив. Это была довольно быстрая пьеса в ритме самбы. Самба — конек Стива Гэдда. Его ритмы с ковбеллом узнаются безошибочно. Но что он делал на той записи! Мне показалось, будто одновременно звучат все инструменты его установки. Только после того как я включил свой старенький Маяк-209 на скорости 9, вместо 19, мне удалось разобраться, в чем там дело. Это была очень сложная фигура с разными вариациями. Надо признать, что до сих пор у меня нет уверенности: правильно ли я все снял. Или послушайте пьесу Чика Кориа «Nite Sprite». Там Стив играет несколько грувов. Так вот, последний перед его соло также приводил слушателя в благоговейный трепет. Я намеренно употребил прошедшее время, так как с тех пор прошло более двадцати лет, и барабанная техника ушла далеко вперед. Я думаю, что сегодня многие смогут сыграть этот ритм, основанный на использовании басового том тома в качестве второй бочки. Но в 1976 году мало кто мог и предположить, что такое возможно.

Стив Гэдд обладает отменной рудиментарной техникой. Это результат не только двухлетнего обучения в Manhattan School Of Music и в Eastman School Of Music в его родном Рочестере, но и игры в drum corps (маршевые ансамбли барабанщиков — искусство практически отсутствующее у нас и ярко представленное в США и Европе). Сам Стив говорит о том, что решающую роль в становлении его техники сыграл тот факт, что ему в детстве приходилось играть совершенно разную музыку, разными приемами и даже разными палками. Днем он репетировал в drum corps тяжелыми палками, а вечером играл в клубе грувы типа shuffle тонкими палками и совершенно другими приемами. Гэдд прошел настоящую классическую школу игры на малом барабане. В числе любимых инструментов Стива — парные оркестровые тарелки, на которых он добивался серьезных успехов. Гэдд затронул и другие оркестровые инструменты, но удача не сопутствовала ему в обучении игре на ксилофоне, литаврах и т.д. Видимо, не было тяги. В числе любимых рудиментов Стива Гэдда — ratamaque, flam paradiddle, изобретенная им самим six stroke roll. Он успешно использует их в игре на установке. Сегодня его незатейливый аппликатурный набор известен всему миру, но тогда… Тогда все это было в новинку. Тогда это было последнее слово в технике. На смену «горизонтальному» мышлению его предшественника на барабанном Олимпе, Билли Кобэма (Billy Cobham), пришло «вертикальное». Стив Гэдд не играет «пробежек» по бесчисленным том томам сверху вниз. Его заполнения более изысканны тембрально за счет применения бочки, более рваные и рельефные. Это касается и его сольной игры. Стив редко меняет что-либо в своей фразировке. Она неизменна. Принцип детского конструктора кочует из пластинки в пластинку. Все знают: если «заводится мотоцикл» — это Гэдд играет триоли через бочку. Значит, потом будет ratamaque, разбросанный по томам и т.д. Но все эти конструкции, напоминающие детские считалочки, работают безотказно. Причина проста: это узнаваемо, эффектно и безукоризненно исполнено.

В семидесятые большинство барабанщиков, отдавая дань моде, перешли на симметричную постановку. Однако Гэдд остался верен себе. Он и сегодня в большинстве случаев играет в классической барабанной постановке. Отдельного внимания заслуживает его правая нога. Дело в том, что брат Стива профессионально танцевал тэп дэнс (то, что у нас называется стэп, чечетка), и юный Гэдд тоже приобщился к этому традиционному американскому искусству. Именно отсюда его уникальная техника игры на басовом барабане. Это не «пятка на педали» и не «пятка на весу». Стопа очень плавно и, я бы сказал, ловко «перекатывается» с носка на пятку и обратно. Это имеет определенный смысл. Нога находится в постоянном движении. А движение в нашем деле дает нужное расслабление, если хотите, свободу. Таким приемом Стив Гэдд довольно ровно может играть цепочки восьмых в сравнительно быстром темпе. Им же он играет свои коронные самбы.

Скорее всего Стив Гэдд был первым, кто стал использовать левую руку при игре на хай хэте. Это касается и ритмов, и сольной игры с использованием рваных парадидлов. Сегодня этим никого не удивишь, но он был первым. Я вспоминаю книгу о великом басисте Жако Пасториусе (Jaco Pastorius), в которой упоминается современный продвинутый бас-гитарист, который не понимает, что такого особенного в этом Пасториусе. «Я могу сыграть все это!» — говорит он. «Но попробуй придумать что-то принципиально новое!» — возражает ему автор книги.

Технические новшества Стива Гэдда, без всякого сомнения, связаны с ковбеллом. Этот инструмент стал еще одной характерной краской его звуковой палитры. Он не обходится без него ни в латиноамериканских ритмах, ни в сольной игре. Стив разработал много разных грувов с использованием этого инструмента. Они звучат просто потрясающе. А вспомните фигуру из двух шестнадцатых и восьмой, сыгранную им на ковбелле и малом барабане в культовой пьесе Чика Кориа «Samba Song». Весь барабанный мир до сих пор не может обойтись без нее. А ведь по сути это то же самое, что Кобэм играл на своих бесконечных том томах. Но смысл совершенно меняется со сменой тембров. И уже третий смысл приобретает все та же фигура, исполненная Гэддом, наверное, тысячи раз на малом, двух томах и бочке (по одной ноте на каждом инструменте). В последнем варианте эта фигура, я думаю, была сыграна во всем мире биллионы раз.

Студия «Я был поражен. Никто ничего подобного раньше не делал. Я не мог в это поверить».

Дональд Фэйгин (Donald Fagen) из STEELY DAN после того, как Стив Гэдд со второго дубля записал барабанную партию (включая соло) пьесы «Aja».

Да, Стив может и такое. Но здесь Фэйгин забывает о том, что Гэдд принадлежит к элите мировых студийных музыкантов. Эти люди стоят дорого, но, обладая высочайшим классом, способны записать практически любую музыку с одного, максимум с двух дублей. И то, второй дубль пишется не по причине сделанных ошибок, а для корректировки партий. Это экономит огромные деньги, которые платятся за каждый час студийного времени. Сегодня позиции Стива в значительной степени потеснили более молодые музыканты, но в 70-ые и 80-ые годы он был вне конкуренции. Стандартный день Стива Гэдда в то время начинался приблизительно так: утром он подъезжал на своей машине к студии звукозаписи и, завтракая, просматривал принесенные ему ноты произведений, которые предстояло записать. Здесь есть смысл рассказать о том, как Стив Гэдд работает над нотным материалом, каковы его принципы и приоритеты в студийной работе. Сначала Стив смотрит на партию, как на дорожную карту, — ищет знаки повторения, сеньо и фонари, ферматы и замедления, коду. Иными словами, все, что может пригодиться в процессе чтения партии. Затем, когда структура пьесы ясна, можно более подробно остановиться на стиле музыки. Здесь встает следующая проблема. Большинство авторов и аранжировщиков в наши дни пишут не подробную партию барабанов, а схему. То есть указаны стилистика, темп и все оркестровые моменты, которые должен подчеркнуть барабанщик (например, фигура духовых в конце периода, которая просто выписывается в барабанную партию ритмически). Естественно, что такой подход требует определенного уровня подготовки от исполнителя. Предполагается, что он знает, как действовать, если в начале партии написано funk или rock ballad. Но часто студийному музыканту приходится сталкиваться с подробно выписанной партией барабанов. Конечно, есть отдельные авторы, которые действительно знают, что делают, и их партии требуют точнейшего исполнения, но в большинстве случаев это написано непрофессионально, и существует реальный риск оказаться погребенным под толщей завала из нот. Стив говорит, что когда он сталкивается с подобного рода дилетантизмом, когда оркестровая партия напоминает страницу из учебника Stick Control, лучше посмотреть на указание темпа и попытаться выяснить стиль произведения. Само собой разумеется, что такой мастер, как Стив Гэдд, не нуждается в детально выписанном фанковом груве. Он сам знает, что делать. Да и, в любом случае, если вы не Стив Гэдд, но ваш наигранный рисунок мало чем отличается от написанного, сделайте все, чтобы играть именно его — будете чувствовать себя уверенно, и это тут же отразится на музыке. Теперь, когда ясно, что играть и куда двигаться по партии, Гэдд советует обратить внимание на внутреннее устройство музыки: периоды, фразы. Это даст уже более детальное представление о пьесе. Обычно в конце периодов барабанщик играет fills (заполнения) или общие ритмические фигуры. Подобные места надо посмотреть отдельно, предварительно прикинув, что в них можно будет сыграть.

Любопытно то, что Стив говорит о работе с продюсером. Для начала Гэдд предлагает самый простой грув и самые простые заполнения. И только если продюсер попросит что-нибудь более сложное, изысканное, Стив предложит другой вариант, чуть более разнообразный. Вообще, все его отношение к институту продюсерства проникнуто настоящим уважением. На вопрос о том, что бы он сделал, если бы его точка зрения на партию барабанов не совпала с точкой зрения продюсера, Стив, поразмыслив, ответил, что он сделал бы то, что предложил продюсер. Ведь только он имеет представление о конечном результате. Причем не только в плане музыки, но и в плане коммерческого успеха, будущих продаж. Таковы грани цивилизованного бизнеса.

Студийная карьера Стива Гэдда поистине безгранична. Он записывался с тысячами самых разных исполнителей в диапазоне от Чета Бэйкера (Chat Baker) до Пола Саймона (Paul Simon), от Эла Ди Меолы (Al Di Meola) до Ариты Фрэнклин (Aretha Franklin). И всегда на сессиях царит непринужденная атмосфера, если в студии Стив. Всем известна история о том, как Гэдд поочередно шуршал целлофаном от сигарет около разных микрофонов, заставив изрядно попотеть звукорежиссера, пытавшегося устранить сложную техническую проблему. Вообще, барабанная карьера Стива Гэдда началась именно со студии. В начале семидесятых, когда молодой Стив приехал в Нью-Йорк в поисках работы и, по его же словам, появлялся везде, где только можно, со своими барабанами, первое серьезное предложение, которое он получил, касалось именно студийной работы. И именно в этом направлении развивалась его карьера на начальном этапе.

Обладая огромным опытом студийной работы и колоссальными навыками в области читки с листа, Стив Гэдд, отнюдь, не бравирует этим. Он всего лишь говорит, что, конечно, умение читать ноты очень помогает, но если вы хотя бы как-то можете доиграть пьесу до конца по нотам, не потерявшись, это уже хорошо.

Стиль «Стив — один из создателей этого стиля и замечательный художник на своем инструменте. Ему удалось внедрить свой уникальный стиль в то, что считается коммерческой идиомой».

Дэнни Готлиб (Danny Gottlieb) — MAHAVISHNU ORCHESTRA, Гил Эванс (Gil Evans), Пэт Матини (Pat Metheny).

«Стив — это явление. Все, что он играет, имеет смысл. Это все потому, что он играет самого себя. Он, вероятно, первый парень, который обладает настоящим чувством рок- и поп-музыки, обладая при этом техническим арсеналом и ощущением джаза. Он уникален, он поэзия в движении».

Энди Ньюмарк (Andy Newmark) — бывший барабанщик Джона Леннона (John Lennon), Дэвида Боуи (David Bowie), ROXY MUSIC и др.

Стив Гэдд стал «своим» везде. Он с одинаковым успехом записывает джаз, фьюжн, поп-музыку, латиноамериканские произведения и т.д. Действительно, его джазовые корни дают ему возможность быть партнером выдающихся звезд джаза. Среди них: Чик Кориа, Майкл Бреккер (Michael Brecker), виброфонист Майк Маниери (Mike Mainieri), контрабасист Эдди Гомез (Eddie Gomez). В то же время он играет с Эриком Клэптоном (Eric Clapton), Элом Джэрро (Al Jarreau), Полом Саймоном и многими другими. Откуда такая многостаночность? Сам Гэдд, вспоминая свои молодые годы, говорит о том, что его дядя, будучи барабанщиком, приобщал его к самой разной музыке. Стив больше всего любил слушать марши. По воскресеньям вся большая семья Гэддов отправлялась на джем сешн в один из джаз клубов Рочестера. И только представьте себе, с какими звездами довелось играть маленькому Стиву — Стэн Гетц (Stan Getz), Кармен МакРэй (Carmen MacRae). А в одиннадцать (одиннадцать!) лет Стив Гэдд играл джем сешн с самим Диззи Гиллеспи (Dizzy Cillespie)! В столь же нежном возрасте Стив начал работать в клубах родного Рочестера. Это были, в основном, органные трио, исполнявшие музыку, ориентированную на ритм-энд-блюз. В этих музыкальных коллективах Стив Гэдд познавал искусство второй и четвертой доли.

Стив Гэдд родился 9 апреля 1945 года. Соответственно, годы становления его музыкального таланта пришлись на конец пятидесятых — начало шестидесятых. Это время рок-н-ролла, что, конечно же, повлияло на формирование манеры игры молодого музыканта. Как и любому барабанщику, в начале карьеры Гэдду приходилось играть самую разную музыку — от еврейских свадеб до джаза и того, что в Америке называется Top 40 gigs. Именно отсюда и идет универсальность Стива. Причем, что интересно, Стив действительно создал свой собственный стиль игры, который практически без изменений применяет в самых разных жанрах. Сравните его соло на концерте памяти Бадди Рича (Buddy Rich) 1989 года и соло на концерте Гровера Вашингтона (Grover Washington). Вы не найдете принципиальных отличий. А ведь первое сыграно в свинговой пьесе с большим джазовым оркестром, а второе — с фьюжн командой. Стив Гэдд делает ставку на убедительность исполнения и на аутентичность манеры. Иными словами, все это — его изобретение, и он играет это везде, где пожелает. Это его trademark. И в то время как все барабанщики мира сходят с ума от новой стилистики, джазмены резонно замечают, что «этот парень не наш». А ведь правда, несмотря на то что джазовый арсенал Гэдда зиждется, в основном, на триольной игре Элвина Джонса (Alvin Jones), с точки зрения рафинированного джазмена, это звучит не по-джазовому. Но именно поиск нового звучания привлекает внимание таких музыкантов, как Чик Кориа, к личности Стива Гэдда. И Гэдд создает целый ряд записей, которые действительно можно назвать шедеврами. В их числе и та, о которой идет речь в приложении к этому выпуску журнала.

Но окончательно стиль Стива Гэдда формируется к середине семидесятых годов. А до этого, после окончания Eastman School Of Music, он играет в ансамбле с Чиком Кориа, Чаком Манджони, Джо Романо (Joe Romano) и Фрэнком Поларо (Frank Polaro). Они играют в Рочестере шесть раз в неделю. Это колоссальный опыт для молодого музыканта. К этому времени Чик уже довольно известная фигура в мире джаза. Он периодически работает в Нью-Йорке. И вот Чик-то и стал тем человеком, который изменил представления Стива о джазовом драмминге. Кориа был не вполне удовлетворен своими партнерами по ансамблю. Джо Романо был слишком увлечен Чарли Паркером (Charlie Parker) и не мог взглянуть на музыку шире, а наш герой был слишком ориентированным на грув барабанщиком. В один прекрасный день Чик сел за барабаны (а он может!) и показал Стиву, как бы он хотел, чтобы тот играл. Это перевернуло все. Стив перестал все время играть вторую и четвертую доли хэтом, освободил конечности для более раскованной игры, и дело пошло. После этого Чик уехал на некоторое время в Нью-Йорк, а когда приехал, у Гэдда уже были не огромные барабаны, а новый, гораздо более компактный и пригодный для подобного рода музыки сет. Кстати, вы можете послушать, что вытворяет на барабанах Чик Кориа на бонус трэках CD-версии эпохального альбома «Three Quartets».

В начале семидесятых Стив вместе со своим другом Тони Левином (Tony Levin) формирует трио и едет покорять Нью-Йорк. Они играют довольно жесткую музыку, но в Нью-Йорке коллектив не выживает. Все-таки в то время Гэдд еще не такой мощный барабанщик. Об этом свидетельствует и тот факт, что он пытался попасть к братьям Бреккер, но, как сказал Рэнди Бреккер, Стив был обычным джазовым барабанщиком, а они искали замену Билли Кобэму. О вполне традиционной манере игры Стива Гэдда того времени говорят и его записи, сделанные в 1973-74 годах с Полом Дэзмондом (Paul Desmond) из квартета Дэйва Брубека (Dave Brubeck). Думаю, что даже очень информированный человек сегодня ни за что не узнает короля барабанов двадцатого века на этой записи. Остается только согласиться с утверждением коллеги Гэдда Дэна Готлиба (Danny Gottlieb) о том, что Стиву удалось внедрить свой стиль в то, что является неким стандартом барабанной игры. Таким образом, манера Гэдда и стала этим самым стандартом, что по плечу единицам. Но, к сожалению, ничто не вечно. Стандарты эти постоянно обновляются музыкантами более молодого поколения.

Звук Вполне естественно, что музыкант такого масштаба разработал и собственную звуковую концепцию. Несмотря на то что Стив практически полжизни провел на студии, он, по его же словам, ничего не знает о процессе записи барабанов, а также об их озвучивании на концертах. У него единственный и весьма практический критерий — микрофоны не должны мешать игре. Стив Гэдд целиком полагается на свой собственный звук, который звукорежиссеры должны снять качественно и максимально приближенно к естественному.

Вот уже не один десяток лет Стив Гэдд и барабаны Yamaha неразлучны. Давайте вкратце остановимся на том, как он их настраивает. В разное время он использовал два вида пластиков — это pin stripe и обычный пластик без напыления. В обоих случаях барабаны настроены довольно низко, что дает (в сочетании с мощным туше) характерный звук «стреляющих коробок» на том томах. В конце семидесятых, когда этот звук завоевал поклонников по всему миру, став образцом для всех барабанщиков, двухслойные глицериновые пластики только-только появились. Вообще музыка того времени была в значительной степени ориентирована на электронику. Следуя этому движению, барабанные компании создавали новые звуки с помощью полиуретановых и железных кадл, а также пластиков из новейших синтетических материалов. Это была часть истории с ее сверхмодными экстремальными выплесками. Справедливости ради стоит отметить, что Стив Гэдд не стал жертвой радикальных явлений в звуке. Скорее, его приверженность к такого рода музыкальной палитре продиктована широким спектром музыкальных стилей, в которых ему приходится играть. Звук Гэдда, как и фразировка, нисколько не разнятся, будь то джаз, фьюжн, поп или этническая музыка. Ведь он носитель игрового стандарта! Итак, том томы Гэдда стреляют, что невероятно популярно среди молодых музыкантов бывшего СССР, малый барабан всегда засурдинен с помощью некого подобия пластыря и практически не издает высоких обертонов, бочка звучит довольно кругло, но тоже серьезно заглушена. Такой попсовый звук на записях Чика Кориа привлек к джазу более широкую аудиторию. Да и игра «джазового» Гэдда сильно отличалась от классических образцов джазового драмминга. И здесь Стиву удалось на какое-то время установить определенный стандарт звука и манеры. Ваш покорный слуга не стал исключением, и в течение какого-то времени находился под серьезным влиянием Стива Гэдда. Но впоследствии мои вкусы изменились, я отвернулся от концепции «power jazz».

А в целом этот звук, практически лишенный сустейна, сегодня звучит очень архаично, не актуально. Мир снова повернулся лицом к естественному барабанному звуку, классическим образцом которого может служить игра Филли Джо Джонса (Philly Joe Jones). Да и сам Стив сегодня не так сильно глушит свои барабаны.

Грув «Да он просто демон! У Стива есть такое ощущение расслабленности, совершенно неописуемое. Он просто „сидит“ на ритме. He?s a bad, bad young man.»

Грэди Тэйт (Grady Tate) — великий джазовый барабанщик

Конечно! Ведь это быть может самое главное! Именно этим Стив Гэдд заставляет джазовую аудиторию прищелкивать пальцами на вторую и четвертую доли, а поклонников Эрика Клэптона танцевать. Грув Гэдда по-настоящему велик! Они (и Стив, и грув) невероятно расслаблены, но при этом устремлены вперед. Я думаю, что именно это парадоксальное сочетание релаксации с неотвратимым драйвом создает удивительное ощущение. Стив говорит о том, что всегда был нацелен на ритм. Интересны его советы по этому поводу. Стив берет самый элементарный рисунок: бочка играет на первую и третью доли, а малый барабан на вторую и четвертую. Затем он играет шестнадцатые ноты на хай хэте. Потом меняет их на восьмые и далее на четверти. Затем — в обратном порядке. Дело в том, что когда вы играете шестнадцатые ноты, они служат как бы ориентиром, точкой отсчета. Между шестнадцатыми очень маленькое расстояние. Чем оно больше, тем сложнее точно попасть в следующую ноту. Поэтому, увеличивая длительность, вы лишаете себя определенного ориентира, усложняете задачу. Конечная цель — добиться стопроцентного постоянства бочки и малого. Это, казалось бы, простое упражнение воспитывает очень важный навык правильного понимания соотношения длительностей. О том же самом Стив говорит, рассуждая об увеличении темпа в два раза (переход в дубль в какой-то части пьесы). «Вы будете удивлены тем, насколько сильно вам придется сдерживать себя, чтобы остаться в ритме. <...> В любом случае, приходится подстраиваться под метроном или клик трэк. Вопрос в том, насколько комфортно вы себя чувствуете во время адаптации. Вас удивит, что вторая доля появляется не так быстро, как первая. И вы должны знать об этом! Иначе будет не просто!» Стив говорит о естественных биологических «аритмичностях» нашего организма. Психологически двукратное увеличение темпа воспринимается как ускорение, что обычно и происходит с начинающими — темп убыстряется а ведь по сути, он остается неизменным. Просто вместо четвертей вы играете восьмые, вместо восьмых — шестнадцатые и т.д. То есть снова речь идет о взаимоотношениях элементарных длительностей. Кстати, о том же мне говорил знаменитый Ленни Уайт (Lenny White): «Самое главное — понять, как соотносятся между собой восьмые, триоли и шестнадцатые». А ведь это именно так!

Я думаю, что такое серьезное отношение к ритму и подвигло Стива Гэдда и его друзей — Ричарда Ти (Richard Tee), Корнелла Дюпри (Cornell Dupree), Эрика Гейла (Eric Gale) -создать в середине семидесятых команду STUFF. Многие критики именуют ее классическим образцом фьюжн. Но, на мой взгляд, эта музыка гораздо больше похожа на R&B с некоторым фанковым уклоном. Впрочем, как бы она не называлась, основной упор в ней сделан на настоящий, я бы даже сказал, сермяжный грув. Здесь нет заумных импровизаций. Все очень ясно и просто. Эта команда функционировала с разной интенсивностью, но с неизменным успехом в конце семидесятых — начале восьмидесятых. Затем этот проект в 1987 году получил второе рождение уже в виде группы GADD GANG, которая также успешно гастролировала и записывалась в течение нескольких лет.

Мышление «Каждый барабанщик хочет играть как Гэдд, потому что он играет идеально… Он привнес в барабанную игру оркестровое композиционное мышление. В то же время у него потрясающее воображение и отличный свинг».

Чик Кориа

Невозможно не согласиться с многолетним партнером Стива великим Чиком Кориа. Все без исключения сыгранное Стивом Гэддом абсолютно безупречно по форме. Его партии безукоризненно выстроены композиционно. Играя любую песню, Гэдд использует простейший принцип — он постепенно добавляет выразительные средства: новый инструмент или более мелкие длительности. Это сродни оркестровой палитре. Краски добавляются постепенно, по мере надобности. Но это работает всегда! По поводу сольной игры еще великий Джо Завинул (Joe Zawinul) сказал, что импровизация — это сиюминутное сочинение музыки. Его высказывание в полной мере относится к Стиву Гэдду, в чем вы легко убедитесь, открыв приложение к этому журналу. Хотя, то, что вы увидите, скорее, исключение из правила. Принципы построения соло в Quartet #2 сильно отличаются от обычного метода компиляции, применяемого Стивом. Но любое соло Гэдда — записано оно на пластинку или сыграно на концерте — образец композиционной логики. Латиноамериканские и джазовые соло, излюбленные вариации на маршевый ритм (отголосок детских пристрастий), которые могут появляться в любом музыкальном контексте, своим построением и убедительностью исполнения выводят мистера Гэдда, без всякого сомнения, в число великих барабанных солистов.

Искусство драмминга «Я люблю барабанщиков, но они же меня и разочаровывают тем, что не развивают искусство игры на барабанах. Я думаю, что единственный парень, который действительно внес многое в барабаны — это Стив Гэдд. <...> Из тех барабанщиков, кого я слышал, Гэдд обладает наивысшим классом».

Бадди Рич

Я абсолютно уверен, что сегодня в мире найдется немало барабанщиков, обладающих подобным арсеналом достоинств. Но Стив Гэдд один. Именно он стал человеком, который, по словам дочери Бадди Рича, изменил лицо современного драмминга. Он настоящий новатор. Именно это, плюс огромный талант исполнителя, отличают его от большинства. Стив Гэдд уже давно вписал свое имя в историю барабанного искусства золотыми буквами.

Материал подготовил: Евгений РЯБОЙ

Steve Gadd Евгений Рябой (Evgeniy Ryaboy)

Опубликовано 01-05-2001 00:00

Добавить комментарий к материалу

Имя:

Комментарий:

Гимн Барабанному Искусству

Посвящается тем, кто черпает вдохновение, слушая замечательных мастеров барабанов, о которых пойдет речь.
Аника Ниллз. Добро пожаловать в новый век.

Интервью журналу Modern Drummer (Июнь 2017)
© 2003-2018
Вопросы по сотрудничеству направляйте на адрес ad@drumnet.ru
Копирование материалов сайта DRUMNET.RU разрешено только при указании активной ссылки на https://drumnet.ru/